09.04.2020 Источник:
  • 367
  • 0

Движимое имущество, обеспечивающее работоспособность объекта недвижимости, облагается налогом на имущество, как объект недвижимости (судебная практика за период 01.03.2020г. - 31.03.2020г.)

 

Информация о судебном периоде: 

 

Критерий поиска

 

Кол-во дел и эпизодов (см. таблицу № 1)

В пользу налоговых органов рассмотрено эпизодов

 

Общая сумма претензий

Текст документа – код ОКОФ, амортизация, срок полезного использования, движимое имущество, недвижимое имущество, ОКПД2, ОКДП;

Категория спора – 25. Споры, связанные с применением налогового законодательства.

Период спора

2013-2017гг.

 

59 %

 

в пользу ФНС – 14

в пользу бизнеса – 10

Налог на имущество: недоимка – 390 млн. руб., штрафа – 13 млн. руб., пени – 54,2 млн. руб.

 

Налог на прибыль: недоимка – 37,8 млн. руб., соответствующие суммы пени и штрафа, уменьшение убытка – 31,3 млн. руб.

 

НДФЛ: отдельно категория не выделена, недоимка – 14,9 млн. руб., штраф – 3,7 млн. руб., пени – 2,4 млн. руб.

Кол-во дел на сайте kad.arbitr.ru (без учета повторений)

 329

Кол-во дел в материале

19

Кол-во эпизодов по делу в материале

24

 

Выделенные категории:

  1. Неверные классификация кодом ОКОФ, определение амортизационной группы, амортизационной премии и срока полезного использования (ПБУ 6/01, ст. 258 НК РФ, ст. 374 НК РФ, Классификация Постановления Правительства РФ № 1, ОКОФ ОК 013-94, ОКОФ ОК 013-2014) / Налог на имущество организаций / Налог на прибыль организаций /
  2. Неправомерное исключение объектов первой-второй амортизационной группы из налогооблагаемой базы согласно (подп. 8 п. 4 ст. 374 НК РФ), применение пониженной налоговой ставки (ст. 380 НК РФ), налоговой льготы (ст. 372, 381 НК РФ), в том числе по факту не включения движимого имущества в состав единого объекта недвижимости / Налог на имущество организаций /
  3. Неправомерная уплата налога в отношении объектов недвижимого (движимого) имущества, находящихся вне местонахождения организации или ее обособленного подразделения (ст. 385 НК РФ) / Налог на имущество организаций /
  4. Неправомерное включение амортизационных отчислений в состав профессиональных налоговых вычетов / НДФЛ

Тенденции развития подходов ФНС в судебной практике:

Как и за прошлые рассмотренные периоды, наиболее эффективной для инспекторов остается тема по проверке объектов основных средств, входящих в Перечень имущества, относящегося к федеральным автомобильным дорогам общего пользования, магистральным трубопроводам, линиям энергопередачи, а также сооружений, являющихся неотъемлемой технологической частью указанных объектов, утв. Постановлением Правительства РФ от 30.09.2004г. № 504.

Справочно. В настоящее время для компаний сохранилась возможность не платить налог в отношении федеральных автомобильных дорог и их сооружений (Перечень № 504, п. 11 ст. 381 НК РФ); применять пониженные ставки в отношении железнодорожных путей общего пользования и их сооружений в 2020 году в размере, не превышающем 1,6 % (Перечень № 1421, п. 3.2 ст. 380 НК РФ).

Предмет спора, действительно, проверенный и практически в 100% случаев беспроигрышный. Судебная практика по линиям энергопередачи сформировалась не в пользу налогоплательщиков, которые продолжают пользоваться предусмотренной для таких объектов преференцией, – пониженной ставкой по налогу на имущество (п. 3 ст. 380 НК РФ). Только по делу № А53-37167/19 суд согласился с доводами ФНС о неправомерном применении льготы и доначислении порядка 30 млн. руб. налога на имущество, пени и штрафа филиалу АО «Концерн Росэнергоатом» «Ростовская атомная станция». Арбитры не приняли доводы компании, что возможность применения льготной ставки не поставлена нормами законодательства РФ в зависимость от отраслевой принадлежности организации-балансодержателя, отсутствуют напрямую указания о возможных направлениях использования имущества, указанного в Перечне № 504.

В свою очередь, выводы инспекторов судами одобрены (дело № А08-3072/2019 – ООО «Мираторг-Белгород», дело № № А67-1988/2019АО «Сибирский химический комбинат», дело № А74-5324/2019 – ООО «Жарки»):

  • имущество должно одновременно относиться к соответствующему разделу Перечня № 504 и соответствовать признакам целевого назначения группировок этих объектов;
  • необходимость участия имущества в процессе передачи электроэнергии третьим лицам, а не использование его только для обеспечения собственных нужд (т.е. спорные объекты являются оборудованием, обеспечивающим выработку, преобразование и передачу электроэнергии до точки разграничения эксплуатационной ответственности, находятся в зоне балансовой и эксплуатационной ответственности организации);
  • для осуществления деятельности по передаче электрической энергии необходимо выполнение двух условий – наличие технологического присоединения иных потребителей и установление тарифа на услуги по передаче электрической энергии.

Заявление налогоплательщика о физических свойствах спорных объектов в способности передавать электрическую энергию на расстояние, а не их фактическом функциональном назначении, не поможет (дело № А60-52228/2019 МУП «Энергосети»). Не является доказательством и наличие дополнительного вида деятельности ОКВЭД 35.12 «Передача электроэнергии и технологическое присоединение к распределительным электросетям» если организация фактически данный вид деятельности не оказывает (дело № А60-52228/2019 МУП «Энергосети», дело № А53-37167/19 филиал АО «Концерн Росэнергоатом» «Ростовская атомная станция»). Правда, в вопросе применения преференции в отношении линий энергопередачи, есть и положительная практика, где при отсутствии прямых договоров организации с третьими лицами, суд встал на сторону налогоплательщика, указав, что при различиях между сетевой организацией и иным владельцем электросетевого хозяйства электрические сети используются в равной степени для единой цели – передачи электрической энергии (дело № А39-10792/2018 ООО «ЛУКОЙЛ-Центрнефтепродукт»).

Коды ОКОФ, присвоенные льготируемым объектам, инспектора могут поставить под сомнение. Например, в деле № А60-52228/2019 с МУП «Энергосети» по данным экспертизы было выявлено, что код 124521010 «Сооружения энергетики» не соответствует объектам наружного освещения, т.к. данные объекты выполняют непосредственно функцию освещения, являясь потребителями электрической энергии, и не предназначены для передачи электрической энергии на расстоянии.

При применении льготы по тепловым сетям суды обращают внимание на следующие обстоятельства. Если тепловые сети по коду ОКОФ 12 4521126 «Сеть тепловая магистральная», имеют магистральные и немагистральные части, согласно свода правил «СНиП 41-022003 «Тепловые сети», должно быть произведено разделение участков магистральных трубопроводов объектов тепловых сетей и организация обязана обеспечить наличие раздельного учета такого имущества. Если ФНС в ходе анализа технических паспортов льготируемых объектов не обнаружит наличие в системе «магистральных» участков тепловой сети и льгота будет заявлена на системы теплоснабжения населенных пунктов в целом, без наличия документов, подтверждающих регистрацию спорных объектов в едином государственном реестре прав на недвижимое имущество в составе сложного имущественного комплекса (магистральной тепловой сети) как его неотъемлемой части, – дело проигрышное, даже, если положения учетной политики, соответствует учету, ведь они противоречат налоговому законодательству РФ (дело № А26-11117/2018 ГУП Республики Карелия «КарелКоммунЭнерго»).

Не изменилась и судебная практика в отношении нежилых объектов, имеющих, по мнению налогоплательщиков, высокий класс энергетической эффективности, определение которого предусмотрено законодательством РФ. Компании льготируют такое имущество согласно п. 21 ст. 381 НК РФ. Например, ООО «Мирс» не уплатило налог на имущество в 2017г. в размере 72 млн. руб. с объекта недвижимости – многофункциональный торговый центр (дело № А40-81817/2019). Инспектора и суды единогласны: целевое назначение льготы – стимулирование использования современного энергоэффективного оборудования, повышение энергетической эффективности жилой недвижимости, и не предназначена для объектов коммерческой недвижимости. При этом энергетический паспорт, оформленный организацией самостоятельно, не дает оснований для использования льготы в ситуации, когда законодательством РФ не установлены критерии для определения классов энергетической эффективности нежилых зданий, строений, сооружений, и свидетельствует о предоставлении индивидуальных налоговых льгот, что в соответствии с абз. 2 п. 1 ст. 56 НК РФ недопустимо. Упоминание в п. 3 Требований к правилам определения класса энергетической эффективности многоквартирных домов (утв. Постановлением правительства РФ от 25.01.2011г. № 18) о возможности установления класса энергетической эффективности для зданий, строений и сооружений, не являющихся многоквартирными домами, по решению застройщика или собственника не означает, что на такие объекты может быть распространена налоговая льгота. Критерием для определения классов энергетической эффективности зданий в СНиП 23-02-2003 «Тепловая защита зданий», где предполагается установление классов энергетической эффективности зданий, не являющихся многоквартирными домами, служит величина отклонения расчетного (фактического) значения удельного расхода тепловой энергии на отопление здания от нормативного. В свою очередь энергетическая эффективность зданий, строений и сооружений определятся более широкой совокупностью показателей, отражающих удельные расходы энергетических ресурсов на отопление, освещение помещений, вентиляцию и охлаждение, включая кондиционирование (п. 7 Правил). Довод налогоплательщика (в деле № № А32-56709/2019 ООО «Юг-Новый Век», налог на имущество доначислен в сумме порядка 155 млн. руб.) о наличие иного мнения, выраженного в письмах Минфина РФ № 03-05-04-01/5599 от 02.02.2017г. и № 03-05-05-01/29134 от 15.05.2017г., допускающего применение спорной льготы до формирования судебно-арбитражной практики в 2018г. суд отклонил. Причина – дата вынесения организации Решения ФНС – 21.05.2019г. позже, чем позиция, выраженная в Определении Верховного Суда РФ от 17.04.2018г. № 305-КГ18-501 по делу № А41-90181/2016, где закреплено, что установление класса энергетической эффективности зданий, не являющихся многоквартирными домами, законом не предусмотрено, поэтому применений для целей налогообложения энергетических паспортов при отсутствии критериев для определения классов энергетической эффективности нежилых зданий, строений, сооружений противоречит принципу формальной определенности норм налогового права, нарушает баланс частных и публичных интересов и не соответствует основным началам законодательства о налогах и сборах, установленным ст. 3 НК РФ. Следовательно, названные рекомендации не имели правового значения, так как была сформирована иная судебно-арбитражная практика.

И снова технологические трубопроводы – дело № А65-23979/2019 с АО «ТАИФ-НК», доначисления по налогу на имущество около 5,5 млн. руб. Налогоплательщик признал спорные объекты в составе движимого имущества и согласно льготе, предусмотренной в п. 25 ст. 381 НК РФ, не стал платить налог. Но практика и здесь не на стороне бизнеса: спорные объекты введены в эксплуатацию единовременно после получения разрешения на ввод в эксплуатацию объекта капитального строительства (являются неотъемлемыми составными элементами функционирования единого процесса производства) и имеют опосредованную связь с землей (например, за счет эстакад). Кроме того, физическая возможность вещи к перемещению не влечет признания вещи движимой, если такое перемещение не соответствует обычному режиму использования объекта. При этом суды могут обращать внимание не только на наличие судебных дел с аналогичными основаниями (дело № А40-85398/19 – ПАО «Орскнефтеоргсинтез»), но и на отрицательные для бизнеса результаты предыдущих налоговых проверок по спорным аналогичным объектам у самой организации.  

ФНС обращает внимание на технические характеристики и функциональное назначение объектов основных средств, проверяя выбор кода ОКОФ и определение амортизационной группы. В ходе проверки инспектора установили, что АО «Сибирьгазсервис» (дело № А45-3897/2019) неверно определил седьмую амортизационную группу автономной газовой котельной. Проанализировав технические паспорта, акты о приеме-передаче зданий (сооружений), акты о приемке выполненных работ, справки о стоимости выполненных работ и затрат, сертификаты соответствия на материалы, разрешения на ввод объекта в эксплуатацию, заключения специалиста экспертно-консалтингового центра, кассационный суд согласился с налоговым органом и оставил в силе решение, где спорный объект отнесен к десятой амортизационной группе. Основанием послужили выявленные детали (при строительстве котельной возводился каркас из железобетонных колонн, для кладки стен в качестве материала использовался кирпич (марка М100 и керамический одинарный) и стеновые трехслойные панели с обшивками из стальных профилированных листов, использовались  другие прочные материалы (плиты, колонны, фундаментные блоки, блоки стен, блоки бетонные, трубы, панели типа «Сэндвич» и проч.), которые соответствуют словесному примечанию к десятой группе Классификации Постановления Правительства РФ № 1 – «здания, кроме вошедших в другие группы (с железобетонными и металлическими каркасами, со стенами из каменных материалов, крупных блоков и панелей, с железобетонными, металлическими и другими долговечными покрытиями)». Таким образом при установлении срока полезного использования здания на основании Классификации основополагающее влияние оказывают характеристики его конструкции.

Поскольку коды ОКОФ для оборудования не являются иноаспектными и зависят от кодификации заводом изготовителем кодами товарных группировок кодами (ОКДП, ОКПД), которые при соответствии группировкам в ОКОФ формируют код для основного фонда. Правда, как показывает практика, изготовители такие сведения не предоставляют. Например, в деле № А27-3256/2019 по АО «Шахта «Полосухинская», чтобы разобраться с классификацией объекта требование об указании характеристик и возможного срока полезного использования для спорных объектов – модульных дегазационных установках – в адрес завода МДУ ООО «НПП «Завод МДУ» направили сами инспектора. Изготовителем на запрос ФНС указано, что он не может устанавливать ОКОФ для заказчика. Ответ верный – производитель должен присвоить объекту код ОКДП (до 01.01.2017г.) или ОКПД2 (после 01.01.2017г.). При этом выбор кода ОКОФ и определение амортизационной группы спорным объектам был произведен судебными экспертами на основании кодов ТН ВЭД. Действительно, с 2017г. данный код может являться дополнительным инструментом классификации через переходные ключи Минэкономразвития и Росстандарта ТН ВЭД-ОКПД2-ОКОФ. Однако, спорный объект «модульная дегазационная установка» согласно сведениям завода-изготовителя, является блочно-модульной установкой (зданием контейнерного типа с оборудованием внутри), и кодификация объекта экспертами кодом ОКОФ оборудования не является безусловной.

ФНС постоянно тестируются объекту движимого имущества на правомерность освобождения их от уплаты налога на имущество согласно подп. 8 п. 4 ст. 374 НК РФ, п. 25 ст. 381 НК РФ. Доводы налогоплательщика, подкрепленные позицией Верховного суда в деле А05-879/2018 с ЗАО «Лесозавод 25», продолжают работать в пользу бизнеса, если технологические объекты, установленные в здании, имеют собственное назначение – создание конкретного продукта или выполнение определенной работы; объекты не созданы исключительно для обслуживания здания, улучшения его качества, и не предназначены для функционирования здания как архитектурно-строительного объекта. Дополнительными аргументами налогоплательщиков являются – оборудование поставлено как движимое имущество, приобретено в разное время и у разных поставщиков, имеет разные сроки службы, не носит неизменного характера (дело № А05-12603/2019АО «Архбум», общая сумма доначислений по налогу на имущество около 52 млн. руб.). В этом вопросе, отстоять правомерность применения льготы удалось и ООО «Юг-Новый Век» в деле № А32-56709/2019, где сумма недоимки по налогу на имущество составила около 4 млн. руб. Инспектора не смогли обосновать, что энергоустановка, представляющая собой распределительно-трансформаторную подстанцию, состоящую из трех трансформаторов, является объектом недвижимости. Суд согласился с компанией: на спорный объект не оформлялись разрешения на строительство и ввод объекта в эксплуатацию; наличие плиты фундамента, на котором установлен объект в помещении здания, не свидетельствует о том, что он не может быть перенесена на другое место; энергоустановка может быть демонтирована, установлена и подключена в систему электроснабжения в ином месте.

В деле № А40-14554/19 с ПАО «Якутскэнерго» (доначисление налога на имущество составило порядка 19 млн. руб.) суд также поддержал бизнес и, согласившись с налогоплательщиком, признал 1283 спорных объектов движимым имуществом при наличии следующих доводов: возможность переноса основных средств без причинения им несоразмерного ущерба подтверждено официальными ответами заводов-изготовителей; проект не является нормативным документом, в котором содержатся признаки движимого или недвижимого имущества; факт государственной регистрации объекта и факт присвоения объекту кадастрового номера никоим образом не подтверждает его обязательную принадлежность к недвижимому имуществу. Подобная практика признания сооружений электроэнергетики объектами движимого имущества является противоречивой. Несоразмерность ущерба ФНС до конца не исследована. По сути демонтаж и перенос на новое место линий электропередач и иных сооружений энергетики – это строительство нового сооружения, в состав которого согласно проектной документации могут включаться различные объекты (в том числе и оборудование) недвижимого комплекса, которые обеспечивают его работоспособность (Определение Верховного суда дело А05-879/2018 ЗАО «Лесозавод 25»). Наличие проектной документации и государственной регистрации права в совокупности признается судами основанием наличии комплекса объектов, входящих в состав единого объекта недвижимости, соответствующего критериям ст. 130 ГК РФ. Например, в судебном разбирательстве № А34-7626/2018 с ООО «Управляющая компания «Уралнефть» (общая сумма доначислений по налогу на имущество составила 11 млн. руб.) суд Уральского округа не нашел оснований, чтобы поддержать выводы судов первой и апелляционной инстанции о признании объектов движимым имуществом, тем самым отправив дело на новое рассмотрение. При новом рассмотрение суд первой инстанции Курганской области требования организации не удовлетворил и согласился с доводами ФНС: спорные объекты входят в состав единого недвижимого комплекса – товарно-сырьевого парка, возведенного в рамках единого инвестиционного проекта и зарегистрированного как сложная вещь, используются по общему назначению и представляет собой единое целое, что подтверждается свидетельством о государственной регистрации права собственности.

На что стоит также обратить внимание:

При вводе в эксплуатацию объектов основных средств в налоговом учете налогоплательщик может уменьшить срок полезного использования бывшего в употреблении имущества, только в случае, если организация приобрела такой объект у предыдущего собственника (п. 7 ст. 258 НК РФ). При нахождении и постановке на учет основных средств в результате инвентаризации срок уменьшить нельзя (дело № А40-14554/19 ПАО «Якутскэнерго»).

Если компания приобрела объекты основных средств до 01.01.2013г., но при полном соответствии всем требованиям, предусмотренным п. 4 ст. ПБУ 6/01, приняла их к бухгалтерскому учету после указанного даты, то инспектора в льготе по налогу на имущество в отношении движимых объектов согласно п. 25 ст. 381 НК РФ могут отказать. Ведь указанное имущество подлежал учету в качестве основного средства до 01.01.2013г., тогда как льгота применима только для объектов, поставленных на учет с 01.01.2013г. (дело № А27-16351/2019 ООО «Олимпик Плаза»).

Краткая аннотация к судебным актам:

Таблица № 1

Наименование судебного акта / Инстанция / Налогоплательщик

Суть спора (мнение ФНС, суда, налогоплательщика)

В чью пользу

1 категория: Неверная классификация кодом ОКОФ, определение амортизационной группы, амортизационной премии и срока полезного использования (ПБУ 6/01, ст. 258 НК РФ, ст. 374 НК РФ, Классификация Постановления Правительства РФ № 1, ОКОФ ОК 013-94) / Налог на имущество организаций / Налог на прибыль организаций /

Первая инстанция: Решение арбитражного суда г. Москвы от 16.03.2020г. по делу № А40-14554/19.

Заявитель: ПАО «Якутскэнерго».

Период проверки: 2013- 2015гг.

Налог на прибыль: недоимка – 2 348 258 руб., соответствующие суммы пени и штрафа.

По мнению ФНС, налогоплательщиком в отношении спорных объектов основных средств (воздушные линии электропередач, волокно-оптическая линия связи, гаражи, электростанции и проч.), неверно определен код ОКОФ, амортизационная группа, срок полезного использования и амортизационная премия, что привело к неуплате налога на прибыль.

Суд соглашается с ФНС, что ПАО «Якутскэнерго» завысило расходы, уменьшающие налоговую базу по налогу на прибыль организаций. Например, по факту классификации электростанций и гаражей, налоговый орган указывает, что не оспаривает правомерность применения организацией кодов ОКОФ 11 4521103 «Электростанция дизельная» и 11 0001130 «Гаражи наземные и подземные». В свою очередь, объекты с кодом ОКОФ 11 0000000 в соответствии с Классификацией основных средств, включены в следующие амортизационные группы: четвертая, пятая, седьмая, восьмая, девятая, десятая. Как указывает суд, у инспекции были правовые основания перенести объекты в седьмую и восьмую группы. Организация определила срок полезного использования по объектам как разницу между годом постройки объекта и датой принятия его к учету на баланс. Инспекция не принимает во внимание состояние вышеуказанных спорных объектов, ввиду того, что в п. 7 ст. 258 НК РФ говорится о возможности уменьшения срока полезного использования имущества, бывшего в употреблении, в том случае, если организация приобрела такое имущество у предыдущего собственника. В данному случае спорные здания были найдены в результате инвентаризации. Налогоплательщик включает здания в десятую амортизационную группу. При этом в гл. 25 НК РФ не установлено особых правил для определения срока полезного использования объектов основных средств, выявленных в ходе инвентаризации. Срок полезного использования такого имущества определяется в общеустановленном порядке в соответствии с пп. 1, 6 ст. 258 НК РФ. Налогоплательщик должен определить срок полезного использования с учетом Классификации основных средств. При этом в соответствии с документом объекты, входящие в десятую амортизационную группу, имеют срок полезного использования свыше 30 лет. ПАО «Якутскэнерго» в свою очередь определяет для 10 амортизационной группы срок от 13 до 97 месяцев, что является ошибочным в соответствии с п. 1 ст. 258 НК РФ, которая гласит, что, амортизируемое имущество распределяется по амортизационным группам в соответствии со сроками его полезного использования. Следовательно, данные обстоятельства свидетельствуют о том, что организация неправомерно определена амортизационная группа и срок полезного использования при вводе в эксплуатацию зданий.

ФНС

Первая инстанция: Решение арбитражного суда Свердловской области от 24.03.2020г. по делу № А60-53686/2019.

Заявитель: ООО «УРАЛБУРМАШ»

Период проверки: 2013-2016г.г.

Налог на имущество: недоимка – 34 730 руб., соответствующие суммы пени и штрафа.

Налог на прибыль: уменьшение убытка – 956 680 руб.                  

По мнению ФНС, налогоплательщиком в отношении спорного объекта (однокамерная очистительная установка) неверно определена четвертая амортизационная группы с установлением срока полезного использования – 79 месяцев, что привело к неуплате налога на имущество и завышению убытков (расходов) в части расходов по налогу на прибыль.

В ходе проверки было установлено, что однокамерная очистительная установка ввезена на территорию РФ по отдельной таможенной декларации, принята налогоплательщиком на учет, как отдельный объект основных средств. Налоговый орган в соответствии с технической документации установил, что установка предназначена исключительно для очистки металлопродукции, согласно Классификации основных средств отнес ее к шестой амортизационной группе по коду ОКОФ 14 2923000 «Машины и оборудование для металлургии» (вид – код ОКОФ 14 2923669 «Машины выбивные и очистные прочие») со сроком полезного использования свыше 10 лет до 15 лет включительно. Суд установил, что в соответствии с контрактом компанией была приобретена автоматизированная линия камерных печей производства компании IPSEN (Германия). В составе автоматизированной линии камерных печей была приобретена однокамерная очистительная установка с мойкой, погружением, сушкой садок и электрическим нагревом, которая является неотъемлемой частью линии камерных печей, предназначенных для проведения химикотермической обработки деталей. В таможенной декларации на однокамерную очистительную установку в графе 31 таможенной декларации указано описание ввозимого товара – однокамерная моечная машина с мойкой, погружением, сушкой садок и газовым нагревом является неотъемлемой частью линии камерных печей, предназначенных для проведения химико-термической обработки деталей; в графе 33 указан код ТН ВЭД 842430 – машины пароструйные или пескоструйные или аналогичные метательные устройства. Учитывая изложенное, а также то, что данная очистительная установка работает только в комплексе с печами, которые отнесены к четвертой амортизационной группе, входит в технологический процесс термической обработки деталей, суд считает, что организация обоснованно отнесла спорное оборудование к четвертой амортизационной группе.

Налогоплательщик

Кассационная инстанция: Постановление арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 24.03.2020г. по делу № А27-3256/2019.

Заявитель: АО «Шахта «Полосухинская».

Период проверки: 2015-2016г.г.

Налог на прибыль: недоимка – 27 005 228 руб., уменьшения убытка – 30 362 830 руб.

Налог на имущество: недоимка – 1 653 617 руб., соответствующие суммы пени и штраф.

По мнению ФНС, налогоплательщик в отношении спорных объектов (модульные дегазационные установки (МДУ)) неверно определена амортизационная группа и срок полезного использования, что привело к неуплате налога на имущество и налога на прибыль, увеличению убытка по налогу на прибыль.

Организация при постановке на учет в качестве основных средств МДУ исходила из того, что непосредственно такой вид оборудования в Классификации основных средств отсутствует, код ОКОФ ему не присвоен; поскольку основную технологическую функцию в МДУ выполняют модули вакуумирования, включенные в комплектацию всех спорных установок, то для определения срока полезного использованиям следует ориентироваться на соответствующий ОКОФ 14 2912210 «Системы и установки вакуумные» как наиболее близкий. Исходя из гарантийного срока, указанного производителем, с учетом непрерывного режима эксплуатации установок и условий их эксплуатации, не в полной мере соответствующих требованиям завода изготовителя, налогоплательщик определил срок полезного использования продолжительностью 3 года (третья амортизационная группа со сроком полезного использования свыше 3 до 5 лет включительно). Впоследствии организация согласилось с выводом судебного эксперта об отнесении МДУ к четвертой амортизационной группе со сроком использования свыше 5 до 7 лет включительно, определив срок полезного использования 6 лет (72 месяца), скорректировав расчет.  Налоговый орган, ссылаясь на паспорта МДУ, ответы производителя о сроке службы установок, протокол допроса начальника отдела по разработке, внедрению и эксплуатации оборудования ООО «НПП Завод МДУ», полагает, что спорное оборудование имеет срок полезного использования 15 лет и подлежит отнесению к шестой амортизационной группе со сроком полезного использования свыше 10 лет до 15 лет включительно. Однако, суды согласились с мнением, изложенным в заключении комплексной судебной экспертизы: исходя из функционального назначения (которое имеет только дополнительное значение в соотношении с техническими условиями или рекомендациями изготовителей), фактического использования, присвоенного кода ТН ВЭД 8414 (товарная номенклатура внешнеэкономической деятельности) установки МДУ-200RB, МДУ-250RBS, МДУ-1080RBS  классифицируются как насосы роторные, установка МДУ-120RV – как насос водокольцевой вакуумный; в соответствии с Классификацией все спорные установки относятся к третьей амортизационной группе, код 14 2912152 «Насосы вакуумные жидкостно-кольцевые» и код 14 2912113 «Насосы роторные». Доводы Инспекции о том, что срок использования оборудования может установить только производитель, что эксперт такими полномочиями не обладает; что заключение эксперта сделано без учета имеющихся в материалах дела рекомендаций производителя, согласно которым срок использования МДУ составляет 15 лет, – также были предметом рассмотрения судов. В письме производителя содержится противоречивая информация: с одной стороны, относительно отсутствия права завода изготовителя определять ОКОФ на приобретенное оборудование, с другой стороны, относительно рекомендации по необходимому к применению ОКОФ, одновременно с этим указано на гарантию завода-изготовителя срока службы установки при своевременном проведении текущего обслуживания и капитального ремонта (15 лет). Учитывая, что инспекцией в ходе налоговой проверки данные противоречия в письме завода-изготовителя, которое также было положено в основу ее позиции, не устранялись, суды обоснованно поддержали позицию организации.

Налогоплательщик

Кассационная инстанция: Постановление арбитражного суда ЗападноСибирского округа от 03.03.2020г. по делу № А45-3897/2019.

Заявитель: АО «Сибирьгазсервис».

Период проверки: 2014-2016гг.

Налог на имущество: недоимка – 1 626 422 руб., соответствующие суммы пени и штрафа.

Налог на прибыль: недоимка – 8 413 740 руб., соответствующие суммы пени и штрафа.

 

По мнению ФНС, налогоплательщиком в отношении спорного объекта (автономная газовая котельная) неверно определена амортизационная группа и срок полезного использования, что привело к неуплате налога на имущество и налога на прибыль.

По данным бухгалтерского учета организация самостоятельно отнесло здание котельной к седьмой амортизационной группе и определило срок ее полезного использования – 181 месяц (от 15 до 20 лет). В ходе налоговой проверки инспекция пришла к выводу, что здание котельной подлежит отнесению к десятой амортизационной группе. Согласно Классификации основных средств к «седьмой группе (имущество со сроком полезного использования свыше 15 лет до 20 лет включительно)» относятся, в том числе здания (кроме жилых) деревянные, каркасные и щитовые, контейнерные, деревометаллические, каркаснообшивные и панельные, глинобитные, сырцовые, саманные и другие аналогичные; к «десятой группе (имущество со сроком полезного использования свыше 30 лет включительно)» относятся, в том числе здания (кроме жилых) здания, кроме вошедших в другие группы (с железобетонными и металлическими каркасами, со стенами из каменных материалов, крупных блоков и панелей, с железобетонными, металлическими и другими долговечными покрытиями).

С учетом технических паспортов, актов о приеме-передаче зданий (сооружений), актов о приемке выполненных работ, справок о стоимости выполненных работ и затрат, сертификатов соответствия на материалы, разрешение на ввод объекта в эксплуатацию, заключения специалиста экспертно-консалтингового центра суды установили, что при строительстве котельной возводился каркас из железобетонных колонн, для кладки стен в качестве материала использовался кирпич (марка М100 и керамический одинарный) и стеновые трехслойные панели с обшивками из стальных профилированных листов, использовались  другие прочные материалы (плиты, колонны, фундаментные блоки, блоки стен, блоки бетонные, бетонная смесь, песок, щебень, цемент, портландцемент, плиты полистирольные вспененные, плиты пустотные, листы оцинкованные, комплектующие для кровли, комплектующие для сайдинга и фасадных кассет, оцинкованный профнастил, трубы, панели типа «Сэндвич». Суд соглашается с ФНС, что по своим техническим характеристикам здание котельной подлежит отнесению к десятой амортизационной группе, со сроком полезного использования свыше 30 лет включительно.

ФНС

2 категория: Неправомерное исключение объектов первой-второй амортизационной группы из налогооблагаемой базы (подп. 8 п. 4 ст. 374 НК РФ), применение пониженной налоговой ставки (ст. 380 НК РФ), налоговой льготы (ст. 372, 381 НК РФ), в том числе по факту не включения движимого имущества в состав единого объекта недвижимости / Налог на имущество организаций /

Первая инстанция: Решение арбитражного суда Курганской области от 03.03.2020г. по делу № А34-7626/2018.

Заявитель: ООО «Управляющая компания «Уралнефть».

Период проверки: 2014-2016гг.

Налог на имущество: недоимка – 8 270 093 руб., штраф – 206 752 руб., пени – 2 406 677 руб.

 

 

 

1) По мнению ФНС, налогоплательщиком в отношении спорных объектов (приемо-сдаточные пункты нефти (ПСП)) неправомерно согласно п. 3 ст. 380 НК РФ применялась пониженная ставка налога, как к объектам магистрального трубопровода, а также сооружениям, являющихся их неотъемлемой технологической частью. Ка указывает ФНС и суд, технические условия, проектная документация не предусматривают создание ПСП для обеспечения деятельности магистрального трубопровода, ПСП не является его технологической частью и не участвует в транспортировке нефти по нему в адрес третьих лиц.

2) По мнению ФНС, налогоплательщиком спорные объекты (объекты товарно-сырьевого парка (ТСП)) неправомерно отнесены в состав движимого имущества, льготируемого по налогу на имущество в соответствии с п. 25 ст. 381 НК РФ. Объекты учитываются организацией под самостоятельными инвентарными номерами, имеют разные сроки амортизации. Инспекция пришла к выводу, что объекты, расположенные на территории товарно-сырьевого парка, задействованы в общем процессе приема, хранения, перегрузки с одного вида транспорта на другой и отпуска нефти и нефтепродуктов, все они связаны общим управлением, что подтверждается одновременным их вводом в эксплуатацию. Движимое и недвижимое имущество, входящее в состав товарно-сырьевого парка, зарегистрировано заявителем как сложная вещь, используется по общему назначению и представляет собой единое целое, что подтверждается свидетельством о государственной регистрации права собственности. Создание этих объектов осуществлялось в рамках одного договора инвестирования и предъявлено налогоплательщику в составе единого комплекса. Суд, принимая во внимание факт того, что спорные объекты, обладают признаками, указанными в п. 4 ПБУ 6/01, что спорное имущество было создано, введено в эксплуатацию, зарегистрировано, как объект недвижимости, являющийся сложной, а также отсутствие доказательств того, что указанные объекты экономически и функционально эффективно могут быть использованы организацией самостоятельно вне связи с объектом ТСП, соглашается с позиций ФНС.

ФНС

Апелляционная инстанция: Постановление седьмого арбитражного апелляционного суда от 20.03.2020г. по делу № А27-27581/2018.

Заявитель: ООО «Шахта Усковская».

Период проверки: не указан.

Налог на имущество: недоимка 34 052 620

руб., отдельное не выделены штраф – 6 810 524 руб., пени – 7 969 453,71 руб.

 

 

По мнению ФНС, налогоплательщиком спорные объекты (секция крепи линейного типа ZY10800/15/32, ZY10800/17/32, комбайн, монорельсовая дорога, агрегат насосный, система Девис Дерби по кодам ОКОФ 14 2924710 «Оборудование для механизации вспомогательных и ремонтных работ, 14 2924154 «Комплексы и механизированные крепи для очистных работ в угольных шахтах», 14 2924153 «Комбайны очистные и установки струговые для добычи угля и руды») неправомерно отнесены к первой и второй амортизационной группе и освобождены от обложения налогом на имущество в соответствии с подп. 8 п. 4 ст. 374 НК РФ.

Как указывает налоговый орган, в Классификации основных средств данные коды ОКОФ отсутствуют, а, следовательно, срок должен быть определен исходя из технических условий или рекомендаций изготовителей (п. 6 ст. 258 НК РФ). Апелляционный суд поддерживает доводы налогоплательщика в том, что игнорирование иерархической системы построения ОКОФ является незаконным и приводит к неправильному определению кода ОКОФ, без учета признаков назначения объекта и вида деятельности, в которой используется основное средство. Следовательно, правомерно исходить из того, что при определении амортизационной группы и срока полезного использования по Классификации основных средств необходимо первоначально установить вид основного средства по ОКОФ. Иной подход не учитывает экономическое основание амортизации для целей налогового учета и ведет к нарушению ст. 3 и 258 НК РФ. Классификация основных средств разработана на основе Общероссийского классификатора основных фондов, иерархическая структура которого предусматривает деление основных средств на разделы, подразделы, классы, подклассы и виды с присвоением соответствующих кодов. В целях определения соответствующей амортизационной группы необходимо уточнение, к какому непосредственно коду ОКОФ относятся рассматриваемые основные средства. В ходе выездной налоговой проверки Инспекция не определила наличие либо отсутствие кодов ОКОФ основных средств в Классификации, экспертизу в целях определения действительных кодов ОКОФ налоговый орган также не проводил. В связи с чем, налоговый орган не доказал правомерность применения п. 6 ст. 258 НК РФ. Довод налогового органа о соответствии «срока полезного использования» понятию «срок службы», указанному в технических документах, не соответствует налоговому законодательству, экономически не обоснован и носит произвольный характер. Назначенный срок службы – календарная продолжительность эксплуатации машины и (или)оборудования, при достижении которой эксплуатация должна быть прекращена независимо от их технического состояния, (ст. 2 «Технический регламент Таможенного союза. О безопасности машин и оборудования» Решение Комиссии Таможенного союза от 18.10.2011г. № 823).  Таким образом, назначенный срок службы учитывает лишь критерий возможной безопасной эксплуатации. Распределение основных средств по амортизационным группам основано не на сроках эксплуатации и не на сроках службы основного средства, а на сроке полезного использования, пределы которого устанавливаются Правительством РФ, а именно Минэкономразвития РФ, с учетом принятой амортизационной политики государства (Постановление Правительства РФ от 07.04.2004г. №187 «Вопросы Министерства экономического развития и торговли», Постановление Правительства РФ от 21.12.2000г. № 990 «Об утверждении Положения о Министерстве экономического развития и торговли»). Срок полезного использования учитывает не исключительно физический износ машин и оборудования, но и иные факторы, например, скорость развития технологий, заставляющая обновлять основные средства, выводить их из эксплуатации до истечения физического срока службы (моральный износ). Таким образом, принцип построения амортизационных групп основан не только в соответствии со сроками физической эксплуатации основных средств, но и с учетом иных факторов, вызывающих необходимость их ускоренного обновления (Бюджетное послание Президента РФ Федеральному собранию от 29.06.2010г. «О бюджетной политике в 2011 - 2013 годах», «Основных направлениях налоговой политики Российской Федерации на 2012 год и на плановый период 2013 и 2014 годов» одобрено Правительством РФ 07.07.2011г., разъяснения Министерства финансов РФ, приведенные в письме от 19.06.2002г. № 04-02-06/1/92). Таким образом, анализ ст. 258 НК РФ и вышеуказанных норм показывает, что срок полезного использования является экономическим понятием, инструментом налоговой политики государства, направленной на инвестиционное стимулирование производства и стимулирования научно-технического прогресса и не связан напрямую ни с фактическим сроком эксплуатации основного средства, ни со сроком службы основных средств. Оснований для приравнивания нормативного срока эксплуатации к срокам полезного использования по ст. 258 НК РФ в целях налогового и бухгалтерского учета суд первой инстанции правомерно не установил. Поскольку по вышеизложенным основаниям суд первой инстанции признал правомерным отнесение организацией спорных объектов к первой и второй амортизационной группе соответственно, то такое имущество в силу действовавшего в рассматриваемый период подп.8 п.4 ст.374 НК РФ не относилось к налоговой базе по налогу на имущество, согласное которого не признаются объектами налогообложения объекты основных средств, включенные в первую или во вторую амортизационную группу в соответствии с Классификацией основных средств, утвержденной Правительством РФ.

Налогоплательщик

Первая инстанция: Решение арбитражного суда республики Карелия от 04.03.2020г. по делу № А26-11117/2018.

Заявитель: ГУП Республики Карелия «КарелКоммунЭнерго».

Период проверки: 2016- полугодие 2018гг.

Налог на имущество: суммы недоимки, пени и штрафа указаны в Решении.

 

 

1) По мнению ФНС, налогоплательщиком в отношении спорных объектов (тепловые сети, классифицированных кодом ОКОФ 124521126 «Сеть тепловая магистральная») неправомерно согласно п. 3 ст. 380 НК РФ применялась пониженная ставка налога.

В ходе анализа технических паспортов на объекты тепловых сетей налоговый орган установил, что документы не содержат информации о наличии в системе «магистральных» участков тепловой сети. Разделение участков магистральных трубопроводов объектов тепловых сетей не произведено, льгота заявлена на системы теплоснабжения населенных пунктов в целом, при этом организацией не представлены документы, подтверждающие регистрацию объектов в едином государственном реестре прав на недвижимое имущество в составе сложного имущественного комплекса (магистральной тепловой сети) как его неотъемлемой части. По мнению суда, если у предприятия имеются тепловые сети, имеющие магистральные и немагистральные участки, то с целью применения налоговой льготы налогоплательщику необходимо обеспечить раздельный учет такого имущества. Положения учетной политики предприятия в этом случае не применимы, поскольку не могут противоречить налоговому законодательству. Наличие на балансе предприятия сетей, технологически связанных с иными сетями инженерно-технологического обеспечения, в том числе с магистральными тепловыми сетями и участие этих сетей в единой технологической системе теплоснабжения само по себе не свидетельствует о возможности отнесения этого имущества в состав магистральных тепловых сетей и не является доказательством наличия у налогоплательщика права на применение льготы по налогу на имущество.

2) По мнению ФНС, налогоплательщиком в отношении спорных объектов (газопроводы, классифицированные кодом ОКОФ 124527384 «Сеть газовая распределительная») неправомерно согласно п. 2 ст. 372 НК РФ, ст. 3 Закона Республики Карелия «О внесении изменений в Закон Республики Карелия «О налогах (ставках налогов) и сборах на территории Республики Карелия» от 30.12.1999 г. № 384-ЗРК, применилась пониженная ставка налога на имущество, как к объектам газораспределительной системы.

В разъяснениях Министерства финансов Республики Карелия по данному вопросу, изложенных в письме от 05.07.2018г. № 4679/13.1-10, сказано, что налоговая ставка в размере 0% применяется в отношении объектов недвижимого имущества, указанных в п. 1 ст. 3 Закона № 384-ЗРК, при условии, что вышеуказанное имущество принадлежит организациям на праве собственности с 01.01.2014г. Инспекцией установлено, что спорные объекты переданы налогоплательщику на праве хозяйственного ведения. По сведениям ЕГРП на недвижимое имущество и сделок с ним, права хозяйственного ведения, предусмотренные ГК РФ, на вышеперечисленные газопроводы за организацией не зарегистрированы. Организацией регистрация прав на указанные объекты недвижимого имущества в органах Росреестра документально не подтверждена. Однако, по мнению УФНС по республике Карелия, с учетом внесенных Законом № 2408-ЗРК в Закон № 384ЗРК изменений и придания законодателем данной норме обратной силы, доводы Инспекции признаны судом несостоятельными.

ФНС – в части применения пониженной ставки налога в отношении тепловых сетей.

Налогоплательщик – в части применения пониженной ставки налога в отношении газопроводов.

Первая инстанция: Решение арбитражного суда г. Москвы от 16.03.2020г. по делу № А40-14554/19.

Заявитель: ПАО «Якутскэнерго»

Период проверки: 2013- 2015гг.

Налог на имущество: недоимка – 19 442 128 руб., соответствующие суммы пени и штрафа.

 

По мнению ФНС, налогоплательщиком спорные объекты (1283 объекта: ЛЭП, воздушные линии электропередач, трансформаторные подстанции, бассейн, склады и проч.) неправомерно отнесены в состав движимого имущества и освобождены от обложения налогом на имущество в соответствии с подп. 8 п. 4 ст. 374 НК РФ, п. 25 ст. 381 НК РФ.

Суд считает, что имущество для отнесения его к недвижимому должно отвечать в совокупности следующим признакам: тесная и неразрывная связь с землей; невозможность перемещения объекта без несоразмерного ущерба его назначению; данный объект должен иметь самостоятельное функциональное назначение. Проект не является нормативным документом, содержащим сведения о том, что возведенные в соответствии с ним объекты обладают признаками движимого или недвижимого имущества. Факт государственной регистрации объекта не является обязательным условием для признания его недвижимым имуществом. Факт присвоения объекту кадастрового номера никоим образом не подтверждает его принадлежность к недвижимому имуществу. Возможность переноса спорных объектов без причинения им несоразмерного ущерба подтверждается официальными ответами заводов-изготовителей спорного оборудования, полученными организацией в ответ на официальные запросы.

Налогоплательщик

Первая инстанция: Решение арбитражного суда Томской области от 16.03.2020г. по делу № А67-1988/2019.

Заявитель: АО «Сибирский химический комбинат».

Период проверки: 2017г.

Налог на имущество: недоимка 1 432 999 руб.

По мнению ФНС, налогоплательщиком в отношении спорных объектов неправомерно согласно п. 3 ст. 380 НК РФ применялась пониженная ставка налога, как к объектам линии энергопередачи, а также сооружениям, являющихся их неотъемлемой технологической частью.

Суд пришел к выводу, что спорные объекты находятся в промышленной зоне АО «СХК» и участвуют в процессе выработки и преобразования электроэнергии, т.е. являются оборудованием, обеспечивающим выработку, преобразование и передачу электроэнергии до точки разграничения эксплуатационной ответственности, находятся в зоне балансовой и эксплуатационной ответственности организации, и не относятся к линиям энергопередачи, а также сооружениям, являющимся неотъемлемой технологической частью указанных объектов и, следовательно, не относятся к имуществу по смыслу Перечня № 504, в отношении которого применяются льготы по налогу на имущество. Суд также учитывает, что организация является генерирующей компанией, в связи с чем по существу все имущество, которым она обладает, используется им для осуществления именно этой хозяйственной функции; в противном случае, она как субъект хозяйственной деятельности в сфере электроэнергетики была бы подвергнута принудительному разделению, с выделением соответствующих (непрофильных функций) в отдельное юридическое лицо. Учитывая изложенное, в данном случае суд соглашается с доводами налогового органа, что налоговое законодательство связывает пониженную ставку налога с функциональной принадлежностью объектов налогообложения, используемых для передачи электроэнергии потребителям.

ФНС

Апелляционная инстанция: Постановление семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 17.03.2020г. по делу № А60-52228/2019.

Заявитель: МУП «Энергосети»

Период проверки: 2014-2016гг.

Налог на имущество: недоимка – 615 648 руб., штраф – 70 031 руб., пени – 185 893 руб.

По мнению ФНС, налогоплательщиком в отношении спорных объектов (42 объекта по коду ОКОФ 12 4521010 «Сооружения энергетики») неправомерно согласно п. 3 ст. 380 НК РФ применялась пониженная ставка налога, как к объектам линии энергопередачи, а также сооружениям, являющихся их неотъемлемой технологической частью.

Как указывает суд, исходя из норм отраслевого законодательства (об энергоснабжении и электрических сетях) спорные объекты основных средств не относятся к линиям энергопередачи, а также сооружениям, являющимся их неотъемлемой технологической частью, поскольку не участвуют (не используются) в процессе передачи электроэнергии. Толкование, предлагаемое налогоплательщиком, основано на физических свойствах спорных объектов (их способности передавать электрическую энергию на расстояние), а не их функционального (хозяйственного) предназначения, которое следует из Постановления Правительства Российской Федерации от 30.09.2004 № 504 и Общероссийского классификатора основных фондов (ОКОФ), его целей и задач. Вид деятельности как передача энергии налогоплательщиком заявлен в качестве факультативного (дополнительного) вида деятельности. Основным видом деятельности налогоплательщика является «Строительство инженерных коммуникаций для водоснабжения и водоотведения, газоснабжения» (код ОКВЭД 42.21). Все объекты, в отношении которых МУП «Энергосети» применило пониженную ставку, не связаны с видом деятельности – передача электроэнергии. Основной задачей МУП «Энергосети» в проверяемый период в части, касающейся объектов наружного освещения, являлось содержание, а также поддержание их в технически исправном состоянии. Налогоплательщик опосредованно признает, что спорное имущество фактически используется не для передачи электроэнергии в адрес третьих лиц (договоров с субабонентами материалы дела не содержат и предприятием не заявлены), а для освещения мест общего пользования. Кроме того, согласно заключению эксперта код ОКОФ 12 4521010 «Сооружения энергетики», которым квалифицированы спорные объекты, не соответствует объектам наружного освещения, т.к. кабельная линия – это кабельная линия, предназначенная для передачи электрической энергии на расстоянии, а объекты наружного освещения – выполняют непосредственно функцию освещения, являясь потребителями электрической энергии.

ФНС

Апелляционная инстанция: Постановление третьего арбитражного апелляционного суда от 18.03.2020г. по делу № А74-5324/2019.

Заявитель: ООО «Жарки».

Период проверки: 2017г.

Налог на имущество: недоимка – 13 148 руб., пени – 353 руб.

По мнению ФНС, налогоплательщиком в отношении спорных объектов (классифицированы кодами ОКОФ 11 4521012 «Здания электрических и тепловых сетей», ОКОФ 12 4521126 «Сеть тепловая магистральная», ОКОФ 14 2911090 «Оборудование энергетическое прочее (технологическое оборудование газоперекачивающих станций; специальные средства монтажа и ремонта оборудования энергетического и тепловых сетей)» и проч.) неправомерно согласно п. 3 ст. 380 НК РФ применялась пониженная ставка налога, как к объектам линии энергопередачи, а также сооружениям, являющихся их неотъемлемой технологической частью. Суд апелляционной инстанции приходит к выводу, что спорные объекты, исходя из их функционального назначения и характеристик, относятся к оборудованию, обеспечивающему производство (выработку), преобразование, распределение энергии, не участвуют в процессе передачи энергии потребителям и не относятся к линиям энергопередачи, а также сооружениям, являющимся неотъемлемой технологической частью указанных объектов.

ФНС

Первая инстанция: Решение арбитражного суда Архангельской области от 23.03.2020г. по делу № А05-12603/2019.

Заявитель: АО «Архбум».

Период проверки: 2014-2016гг.

Налог на имущество: недоимка – 35 676 789 руб., не выделено отдельно штраф – 2 024 493 руб., пени – 14 657 601 руб.

 

По мнению ФНС, налогоплательщиком спорные объекты (оборудование объекта капитального строительства «Производственноскладской корпус» Завода по производству упаковочных материалов (производственно-складской корпус, завод): линия для производства упаковки, комплект оборудования для приготовления клея, гофроагрегат (технологическая линия), система удаления обрезков гофрокартона с прессом, обвязчик автоматический и проч.) неправомерно отнесены в состав движимого имущества и освобождены от обложения налогом на имущество в соответствии с подп. 8 п. 4 ст. 374 НК РФ, п. 25 ст. 381 НК РФ.

Как указывает налоговый орган, объект капитального строительства «Производственноскладской корпус» и данное оборудование представляют собой единое целое (завод по производству упаковочных материалов (гофроупаковки)) и предназначены для производства готовой продукции по единому технологическому процессу, поэтому такое оборудование также признается объектом недвижимого имущества. Общество ссылался на то, что спорное оборудование поставлено иностранным изготовителем как движимое имущество и принято к учету в таком качестве после окончания монтажа как самостоятельные инвентарные объекты основных средств, предназначенные для осуществления процесса производства путем выполнения тех или иных технических функций. Стоимость оборудования сформирована исключительно из затрат, связанных с приобретением, доставкой и установкой данного оборудования. В соответствии с Общероссийским классификатором основных фондов (ОКОФ) спорное имущество относится к подразделу «Машины и оборудование», каждое оборудование принято на баланс в качестве объекта основных средств как самостоятельная инвентарная единица и спорные объекты не являются недвижимым имуществом. Суд отмечает, что технологическое оборудование, установленное в здании завода, имеет собственное назначение – создание конкретного продукта или выполнение определенной работы. Исходя из назначения этого оборудования, оно не создано исключительно для обслуживания здания, улучшения его качества и не предназначено для функционирования здания как архитектурно-строительного объекта. При этом судом установлено, что здание было приобретено и реконструировано как объект недвижимости; спорное оборудование приобретено в качестве движимого имущества в разное время и у разных поставщиков; оборудование как движимое имущество после окончания монтажа принято к учёту как самостоятельные инвентарные объекты основных средств. Помимо этого, здание и оборудование имеют разные сроки службы, состав оборудования не носит неизменного характера (например, обвязчик автоматический в 2017г. был демонтирован, заменен на более производительное оборудование другого производителя, перевезен, установлен и запущен в другом структурном подразделении общества). Следовательно, организация заявитель правомерно не исчисляла налог на имущество организаций по спорному оборудованию.

Налогоплательщик

Первая инстанция: Решение арбитражного суда Ростовской области от 25.03.2020г. по делу № А53-37167/19.

Заявитель: филиал АО «Концерн Росэнергоатом» «Ростовская атомная станция».

Период проверки: 2017г.

Налог на имущество: недоимка – 26 648 587 руб., штраф – 2 664 859 руб., пени – 270 484 руб.

По мнению ФНС, налогоплательщиком в отношении спорных объектов (гирлянда изолятора ПСВ, здание блока вспомогательного сооружения ОРУ, трансформатор тока ТФЗМ, кабельная линия связи, оборудование ОРУ и проч.) неправомерно согласно п. 3 ст. 380 НК РФ применена пониженная ставка налога на имущество, относящихся к линиям энергопередачи, а также сооружениям, являющихся неотъемлемой технологической частью указанных объектов.

Как указывает суд, указанные устройства не являются передающими и не могут быть отнесены к линиям энергопередачи. Возможность перетоков электроэнергии не свидетельствует о том, что данные устройства могут быть отнесены к льготируемому имуществу. Функциональным назначением, а также фактическим использованием спорного имущества заявителя является выработка энергии. При этом вид деятельности общества «передача электроэнергии и технологическое присоединение к распределительным электросетям (код ОКВЭД 35.12), «передача пара и горячей воды (тепловой энергии) (код ОКВЭД 35.30.2) является лишь дополнительными видами деятельности. Филиал АО «Концерн Росэнергоатом» «Ростовская атомная станция» является субъектом электроэнергетики, который осуществляет производство электрической, тепловой энергии и мощности с использованием оборудования атомной энергетики, н не является субъектом электроэнергетики (сетевой организацией), осуществляющим оказание услуг по передаче электрической энергии.

ФНС

Первая инстанция: Решение арбитражного суда республики Мордовии от 26.03.2020г. по делу № А39-10792/2018.

Заявитель: ООО «ЛУКОЙЛ-Центрнефтепродукт».

Период проверки: 2017г.

Налог на имущество: недоимка – 125 060 руб.

По мнению ФНС, налогоплательщиком в отношении спорных объектов (электросетей, линий электропередачи на 4 опоры, кабельных линий от ТП, сетей внутриплощадочного и наружного электроснабжения АЗС, комплексных трансформаторных подстанций (КТП)) неправомерно согласно п. 3 ст. 380 НК РФ применена пониженная ставка налога на имущество, как к объектам линий энергопередачи, а также сооружений, являющихся их неотъемлемой технологической частью.

Как указывает налоговый орган спорное оборудование не участвует в процессе передачи электроэнергии третьим лицам, а используется для собственных нужд (для обеспечения деятельности собственных АЗС), следовательно, организация неправомерно применяло в отношении спорных объектов пониженную ставку. Судом установлено, что часть спорного имущества в спорный период непосредственно участвовала в приеме-передаче электроэнергии третьи лицам, кроме арендаторов, и соответствует техническим характеристикам, отраженным в Перечне №504. В подтверждающие функционального назначения спорного имущества, передачи посредством указанного оборудования электроэнергии третьим лицам организацией в материалы дела представлены акт разграничения балансовой принадлежности, письмами контрагентов.  Факт передачи электроэнергии через объекты электросетевого хозяйства ООО «ЛУКОЙЛ-Волганефтепродукт» подтверждается и ответом субабонента в адрес налогового органа, в котором указывается на наличие передачи электроэнергии с использование оборудования налогоплательщика с АЗС; ответом ООО «Электротеплосеть», которым подтверждается статус контрагента (как субабонента) и передача в его адрес электроэнергии с использованием оборудования Общества на АЗС. Следовательно, происходит передача электроэнергии третьему лицу с использованием оборудования организации за пределы непосредственно автозаправочной станции налогоплательщика, осуществляющей налив и реализацию топлива. Отсутствие в рассматриваемом случае прямых договоров Общества с третьими лицами не может препятствовать применению налогоплательщиком налоговой льготы и пониженной налоговой ставки. В соответствии с правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в Постановлении от 25.04.2019г. № 19-П, переток электроэнергии является разновидностью ее передачи, только лишь безвозмездной (без установления и взимания соответствующего тарифа), с использованием одного и того же по функциональным характеристикам оборудования. Из анализа положений ст. 26 Федерального закона «Об электроэнергетике», п. 6 Правил №861 комплекс организационно и технологически связанных действий, подпадающих под понятие «услуги по передаче электрической энергии», оказывают, помимо сетевых организаций, также и иные владельцы объектов электросетевого хозяйства, к которым в надлежащем порядке технологически присоединены энергопринимающие устройства или объекты электроэнергетики. Поэтому довод налогового органа о том, что налогоплательщик услуги по передаче электроэнергии оказывать не мог, следовательно, спорное оборудование не используется для передачи электроэнергии, не может быть принят во внимание суда, поскольку при различиях между сетевой организацией и иным владельцем электросетевого хозяйства электрические сети используются в равной степени для единой цели – передачи электрической энергии. Доказательств обратного налоговый орган в своих решениях не приводит. По мнению суда, все спорное имущество организации может быть использовано для передачи электроэнергии третьим лицам, а в ряде случаев непосредственно участвует, о чем свидетельствуют в том числе результаты судебной экспертизы, которые не оспорены налоговым органом.

Налогоплательщик

Первая инстанция: Решение арбитражного суда Белгородской области от 18.03.2020г. по делу № А08-3072/2019.

Заявитель: ООО «Мираторг-Белгород».

Период проверки: 2014-2016гг.

Налог на имущество: недоимка – 13 191 657 руб., штраф – 179 444 руб., пени – 3 308 360 руб.

По мнению ФНС, налогоплательщиком в отношении спорных объектов (наружные сети электроснабжения по коду ОКОФ 12 4521125 «Линия электропередачи воздушная») неправомерно согласно п. 3 ст. 380 НК РФ применена пониженная ставка налога на имущество, как к объектам линий энергопередачи, а также сооружений, являющихся их неотъемлемой технологической частью.

Как указывает организация, возможность применения льготной ставки по линиям энергопередачи не была ранее и не поставлена в данный момент нормами законодательства о налогах и сборах в зависимость от отраслевой принадлежности организации-балансодержателя, равно как и отсутствуют напрямую указания о возможных направлениях использования такого имущества.

Однако, суд приходит к выводу, определяющее значение при применении пониженных налоговых ставок согласно п. 3 ст. 380 НК РФ имеет участие имущества в процессе передачи электроэнергии третьим лицам, а не использование его только для обеспечения собственных нужд. Пониженная налоговая ставка по налогу на имущество организаций может применятся, когда оно не только относится к соответствующему разделу Перечня № 504, но и соответствует признакам целевого назначения группировок этих объектов. Для осуществления обществом деятельности по передаче электрической энергии необходимо выполнение двух условий: наличие надлежащего технологического присоединения иных потребителей и установление тарифа на услуги по передаче электрической энергии. К объектам общества не присоединены в надлежащем порядке энергопринимающие устройства других потребителей. в результате проверки инспекцией установлено, что спорные объекты, предназначены и используются для обеспечения собственных нужд – осуществление производственного цикла по выращиванию животных. Передача электроэнергии третьим лицам не осуществляется. Следовательно, спорные объекты по своему функциональному значению не относятся к линиям электропередачи, поскольку не связаны с процессом передачи электрической энергии потребителям, а используются налогоплательщиком для обеспечения собственных нужд.

ФНС

Первая инстанция: Решение арбитражного суда Кемеровской области от 05.03.2020г. по делу № А27-16351/2019.

Заявитель: ООО «Олимпик Плаза».

Период проверки: 2014-2016гг.

Налог на имущество: недоимка – 387 033 руб., штраф – 241 837 руб., пени – 69 444 руб.

По мнению ФНС, налогоплательщиком спорные объекты неправомерно отнесены в состав движимого имущества, льготируемого по налогу на имущество в соответствии с п. 25 ст. 381 НК РФ.

Как указывает суд, данная льгота введена Федеральным законом от 24.11.2014г. № 366-ФЗ, применяемая с 01.01.2015г. и устанавливающая, что организации освобождаются от налогообложения в отношении движимого имущества, принятого с 01.01.2013г. на учет в качестве основных средств, за исключением объектов движимого имущества, принятых на учет в результате: реорганизации или ликвидации юридических лиц; передачи, включая приобретение, имущества между лицами, признаваемыми взаимозависимыми в соответствии с положениями п. 2 ст. 105.1 НК РФ. Таким образом, возникновение обязанности по уплате налога связывается с наличием у налогоплательщика движимого и недвижимого имущества, учитываемого на балансе в качестве объектов основных средств в порядке, установленном для ведения бухгалтерского учета. При таких обстоятельствах для подтверждения указанной льготы по налогу налогоплательщиком должны быть представлены документы, подтверждающие достоверность сведений, содержащихся в инвентарных карточках, в том числе технические паспорта и договоры в отношении приобретенных основных средств. Кроме того, организация должна доказать, что имущество получено не от взаимозависимого лица и не в результате реорганизации/ликвидации. При этом, исчерпывающего перечня документов, которыми можно подтвердить право на льготу, а также факт приобретения объектов движимого имущества в определенном временном периоде, не существует. Поэтому в каждом конкретном случае решение о том, какими документами следует подтвердить право на эту льготу по налогу на имущество организаций, принимается отдельно. При указанных обстоятельствах, является правомерным довод налогового органа о необходимости представления налогоплательщиком документов (в частности, договоров в отношении приобретенных основных средств, технической документации, первичных документов) для подтверждения правомерности применения налогоплательщиком льготы. В связи с чем, подлежит отклонению довод организации о том, что для подтверждения льготы достаточно только инвентарной карточки. В отношении имущества, которое согласно представленным документам, приобретено до 01.01.2013г., но поставлено на учет после указанного даты налоговым органом правомерно не предоставлена льгота, поскольку приобретенное налогоплательщиком движимое имущество подлежало учету в качестве основного средства с момента приобретения, поскольку, учитывая специфику данного имущества и представленные документы, уже на тот момент соответствовало всем требованиям, предусмотренным п. 4 ПБУ 6/01. Отсутствие препятствий к этому судом не установлено, поскольку не доказано, что в момент передачи данное имущество не могло использоваться по назначению. Таким образом, поскольку указанное имущество подлежал учету в качестве основного средства до 01.01.2013г., льгота в данном случае неприменима.

ФНС

Первая инстанция: Решение арбитражного суда Краснодарского края от 11.03.2020г. по делу № А32-56709/2019.

Заявитель: ООО «Юг-Новый Век».

Период проверки: 2014-2016г.г.

Налог на имущество: в отношении энергоустановки недоимка – 3 924 624 руб., в отношении здания гостиницы недоимка – 155 323 414 руб., отдельно не выделены штраф – 311 486 руб., пени – 23 942 300 руб.

 

 

1) По мнению ФНС, налогоплательщиком спорный объект (энергоустановка, питающая РТП) неправомерно отнесен в состав движимого имущества и освобожден от обложения налогом на имущество в соответствии с подп. 8 п. 4 ст. 374 НК РФ, п. 25 ст. 381 НК РФ.

По мнению налогового органа, энергоустановка является недвижимой вещью. Из материалов дела следует, что энергоустановка получена в собственность организации на основании договора на выполнение комплекса работ и услуг по электроснабжению, и представляет собой распределительно-трансформаторную подстанцию (РТП), состоящую из трех трансформаторов. Судом установлено, что в отношении энергоустановки не оформлялись разрешения на строительство и ввод объекта в эксплуатацию. Налоговой инспекцией не представлено доказательств, что спорный объект имеет прочную связь с землей и не может быть перенесен для использования на другом объекте без несоразмерного причинения ей ущерба. Энергоустановка может быть демонтирована, установлена и подключена в систему электроснабжения в ином месте, у нее отсутствует неразрывная связь с фундаментом энергоцентра. Наличие плиты фундамента, на котором она установлена, не свидетельствует о том, что она не может быть перенесена на другое место. Внешние кабельные линии не являются частью энергоустановки, а представляют собой проводники или волокна, заключённые в оболочку, и предназначены для передачи электрической энергии. В то время как назначением энергоустановки является прием, преобразование и распределение электроэнергии.

2) По мнению ФНС, налогоплательщиком в отношении спорного объекта (здание гостиницы) неправомерно согласно п. 21 ст. 381 НК РФ применена льгота, как к вновь вводимым объектам, имеющим высокий класс энергетической эффективности, если в отношении таких объектов в соответствии с законодательством РФ предусмотрено определение классов их энергетической эффективности. Суд признает обоснованным вывод инспекции, поскольку в отношении зданий, строений и сооружений, не являющихся многоквартирными домами, действующим законодательством не предусмотрена возможность определения классов энергетической эффективности. Организация выражает несогласие в части применения льготы по налогу на имущество до формирования образовавшейся судебно-арбитражной практики в 2018г. по вопросу наличия энергетических паспортов, подтверждающих высокий класс энергетической эффективности на дату ввода объекта в эксплуатацию, и ссылается на письма Министерства финансов РФ № 03-05-04-01/5599 от 02.02.2017г. и № 03-05-05-01/29134 от 15.05.2017г., которые, по мнению организации допускали применения спорной льготы. Однако, организация не учитывает того, что моментом доначисления налога является более поздняя дата вынесенного Решения – 21.05.2019г., когда названные рекомендации не имели правового значения, так как была сформирована иная судебно-арбитражная практика.  Отказывая налогоплательщику в применении льготы, Инспекция ссылается на позицию, выраженную в Определении Верховного Суда РФ  от 17.04.2018г. № 305-КГ18-501 по делу № А41-90181/2016, в которой закреплено, что установление класса энергетической эффективности зданий, не являющихся многоквартирными домами, законом не предусмотрено, поэтому применений для целей налогообложения энергетических паспортов при отсутствии критериев для определения классов энергетической эффективности нежилых зданий, строений, сооружений противоречит принципу формальной определенности норм налогового права, нарушает баланс частных и публичных интересов и не соответствует основным началам законодательства о налогах и сборах, установленным ст. 3 НК РФ. Поскольку объект недвижимости «Гостинично-туристический комплекс» является не многоквартирным домом, а объектом основных средств, используемым в производственной сфере, льготирование в соответствии с п. 21 ст. 381 НК РФ не предусматривается.

Налогоплательщик – в отношении энергоустановки

 

ФНС – в отношении здания гостиницы

 

Кассационная инстанция: Постановление арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 16.03.2020г. по делу № А53-28661/2018.

Заявитель: ООО «Каменский завод транспортного машиностроения».

Период проверки: 2014-2016г.г.

Налог на имущество: недоимка – 5 070 122 руб., штраф – 63 376 руб., пени – 822 010 руб.

По мнению ФНС, налогоплательщиком спорный объект неправомерно отнесен в состав движимого имущества, льготируемого по налогу на имущество в соответствии с п. 25 ст. 381 НК РФ.

Из материалов дела следует, что согласно первичным документам спорное имущество, переданное в качестве взноса в уставный капитал общества, принято на учет 01.09.2014г.

В силу подп. 1 п. 1 ст. 20 НК РФ взаимозависимыми лицами для целей налогообложения признаются физические лица и (или) организации, отношения между которыми могут оказывать влияние на условия или экономические результаты их деятельности или деятельности представляемых ими лиц, в том числе, когда одна организация непосредственно и (или) косвенно участвует в другой организации, и суммарная доля такого участия составляет более 20%. Доля косвенного участия одной организации в другой через последовательность иных организаций определяется в виде произведения долей непосредственного участия организаций этой последовательности одна в другой. П. 2 ст. 20 НК РФ установлено, что суд может признать лица взаимозависимыми по иным основаниям, не предусмотренным пунктом 1 данной статьи, если отношения между этими лицами могут повлиять на результаты сделок по реализации товаров (работ, услуг). Согласно п. 1 ст. 105.1 НК РФ, если особенности отношений между лицами могут оказывать влияние на условия и (или) результаты сделок, совершаемых этими лицами, и (или) экономические результаты деятельности этих лиц или деятельности представляемых ими лиц, указанные в данном пункте лица признаются взаимозависимыми для целей налогообложения. Для признания взаимной зависимости лиц учитывается влияние, которое может оказываться в силу участия одного лица в капитале других лиц, в соответствии с заключенным между ними соглашением либо при наличии иной возможности одного лица определять решения, принимаемые другими лицами. При этом такое влияние учитывается независимо от того, может ли оно оказываться одним лицом непосредственно и самостоятельно или совместно с его взаимозависимыми лицами, признаваемыми таковыми в соответствии с данной статье. Надлежащим образом исследовав представленные в материалы дела документы, суд установил, что в данном случае передача спорного имущества имела своей целью обновление хозяйственной базы налогоплательщика и, соответственно, улучшение его финансового состояния. Доказательства получения обществом по результатам спорной сделки необоснованной налоговой выгоды налоговым органом в материалы дела не представлены. Предусмотренное п. 25 ст. 381 НК РФ ограничение права на применение налоговой льготы не распространяется на ситуации, когда операции между взаимозависимыми лицами не могли повлечь неблагоприятные налоговые последствия и получение необоснованной налоговой выгоды. Следовательно, в данном случае у налогового органа отсутствовали правовые основания для начисления организации к уплате спорных сумм.

Налогоплательщик

Апелляционная инстанция: Постановление одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 24.03.2020г. по делу № А65-23979/2019.

Заявитель: АО «ТАИФ-НК».

Период проверки: 2017г.

Налог на имущество: недоимка – 4 438 602 руб., штраф – 443 860 руб., пени – 610 160 руб.

 

По мнению ФНС, налогоплательщиком спорные объекты (технологические трубопроводы) неправомерно отнесены в состав движимого имущества, льготируемого по налогу на имущество в соответствии с п. 25 ст. 381 НК РФ.

Как указывает налоговый орган, физическая возможность вещи к перемещению не влечет признания вещи движимой, если такое перемещение не соответствует обычному режиму использования объекта. Спорные сооружения не носят самостоятельный характер, не являются временными и не могут выступать в качестве отдельной вещи в обороте. Спорные объекты введены организацией в эксплуатацию единовременно после получения разрешения на ввод в эксплуатацию объектов капитального строительства, что свидетельствует об участии их в едином процессе производства и не использовании их в иных целях. То есть спорные объекты являются неотъемлемыми составными элементами функционирования локальной системы очистки промышленных сточных вод цеха № 9 НПЗ ОАО «ТАИФ-НК» и блока гидроочистки бензина каталитического крекинга с внедрением технологии селективного гидрирования цеха № 01 Завода бензинов. Связь объектов недвижимости с землей может быть, как непосредственной (физический контакт, прерывание которого влечет серьезный ущерб для объекта), так и опосредствованной (физический контакт через другие объекты недвижимости (здания, сооружения), прерывание которого также влечет серьезный ущерб для объекта. В рассматриваемом случае налоговым органом установлено, что согласно проектной документации общеплощадочные трассы технологических трубопроводов, кабельные эстакады запроектированы со стальными колоннами, прогонами, траверсами (опорами), фундаменты приняты монолитными железобетонными на свайном и естественном основании. Поскольку проектной документацией предусмотрено возведение зданий, сооружений, площадок, эстакад, этажерок с целью установки на них (и в них) основных средств, данные объекты недвижимости обеспечивают прочную связь с землей основных средств. Спорные технологические трубопроводы являются сооружениями, представляющими собой линейную строительную систему, имеющую наземную (эстакады), надземную (трубопроводы) и подземную (фундамент) части, предназначенную для выполнения производственных процессов, которые в силу прямого указания закона являются обязательным требованием для их функционирования. Данные обстоятельства свидетельствуют о неразрывной связи с землей названных объектов как в силу их конструктивных особенностей, предусмотренных проектной документацией, так и в силу прямого указания на это закона, что соответствует критерию недвижимого имущества, закрепленному в статье 130 ГК РФ. Кроме того, согласно проектной документации для уменьшения вероятности возникновения аварийных ситуаций и уменьшения тяжести их последствий проектом предусматривается соединение трубопроводов на сварке с контролем сварных стыков по нормам. Теоретическая возможность перемещения трубопровода, через который перекачиваются определенные вещества, не может иметь определяющего значения для квалификации этого объекта в качестве движимого имущества, так как в этом случае трубопровод перестанет быть таковым, то есть выполнение его главной функции будет невозможным. Принцип работы технологических трубопроводов заключается в том, что установка всегда готова к перекачке (подаче) вещества, которое способствует нормальному функционированию комплекса. Согласно Общероссийскому классификатору основных фондов спорные объекты относятся к сооружениям. Учитывая целевое функциональное назначение спорных трубопроводов, предусмотренное ещё на этапе проектирования и строительства, налоговый орган пришел к правильному выводу о том, что в результате перемещения и подключения трубопровода к иным производственным объектам его целевое функциональное назначение будет изменено, что также позволяет отнести спорные объекты в состав недвижимого имущества. Кроме того, арбитражный апелляционный суд принимает во внимание тот факт, что ранее заявителю по результатам проверки налоговых деклараций по налогу на имущество организаций за 2015-2016 гг. был доначислен налог за аналогичные спорные технологические трубопроводы.

ФНС

Кассационная инстанция: Постановление арбитражного суда Московского округа от 10.03.2020г. по делу № А40-81817/2019.

Заявитель: ООО «Мирс».

Период проверки: 2017г.

Налог на имущество: недоимка – 72 001 139 руб.

 

По мнению ФНС, налогоплательщиком в отношении спорного объекта (многофункциональный торговый центр) неправомерно согласно п. 21 ст. 381 НК РФ применена льгота, как к вновь вводимым объектам, имеющим высокий класс энергетической эффективности, если в отношении таких объектов в соответствии с законодательством РФ предусмотрено определение классов их энергетической эффективности.

Как указывают налоговый орган и суд, в отношении зданий, строений, сооружений, за исключением многоквартирных жилых домов определение класса энергетической эффективности действующим законодательством не предусмотрено.  Предусмотренная п. 21 ст. 381 НК РФ льгота имеет целевое назначение – стимулирование использования современного энергоэффективного оборудования, повышение энергетической эффективности жилой недвижимости, и не предназначена для объектов коммерческой недвижимости. Само по себе упоминание в п. 3 Правил о возможности установления класса энергетической эффективности для зданий, строений и сооружений, не являющихся многоквартирными домами, по решению застройщика или собственника не означает, что на такие объекты может быть распространена налоговая льгота. Установление классов энергетической эффективности зданий, не являющихся многоквартирными домами, предполагали нормы п. 4.5 разд. 4 и приложений Б и Д СНиП 23-02-2003 «Тепловая защита зданий». При этом критерием для определения классов энергетической эффективности зданий в СНиП 23-02-2003 является величина отклонения расчетного (фактического) значения удельного расхода тепловой энергии на отопление здания от нормативного, в то время как энергетическая эффективность зданий, строений и сооружений определятся более широкой совокупностью показателей, отражающих удельные расходы энергетических ресурсов на отопление, освещение помещений, вентиляцию и охлаждение, включая кондиционирование (п. 7 Правил). Налогоплательщиком представлен в отношении спорного объекта энергетический паспорт. Однако документ не дает оснований для использования льготы: применение паспортов, составленных самим налогоплательщиком в ситуации, когда законодательством не установлены критерии для определения классов энергетической эффективности нежилых зданий, строений, сооружений, свидетельствует о предоставлении индивидуальных налоговых льгот, что в соответствии с абз. 2 п. 1 ст. 56 НК РФ, недопустимо.

ФНС

3 категория: Неправомерная уплата налога в отношении объектов недвижимого (движимого) имущества, находящихся вне местонахождения организации или ее обособленного подразделения (ст. 385 НК РФ) / Налог на имущество организаций /

Первая инстанция: Решение арбитражного суда Липецкой области от 12.03.2020г. по делу № А36-4501/2018.

Заявитель: ООО «Черкизово-Свиноводство».

Период проверки: 2016г.

Налог на имущество: недоимка – 6 920 065 руб.

По мнению ФНС, налогоплательщик неправомерно применена налоговая льгота, предусмотренная п. 12 ст. 4 Закона Липецкой области от 27.11.2003 № 8-03 «О налоге на имущество организаций в Липецкой области», в результате чего доначислен налог на имущество организаций.

Организация полагает, что сведения о движимом имуществе, находящимся на территории Тамбовской области, правомерно включены в налоговую декларацию за 2016г., представленную в МИФНС № 4 по Липецкой области, поскольку движимое имущество учитывается на балансе предприятия на территории Липецкой области, отдельный баланс филиала юридического лица на территории Тамбовской области отсутствует. Поскольку задекларированное движимое имущество освобождено от налогообложения в рамках инвестиционного соглашения на территории Тамбовской области (Закон Тамбовской области № 170-З от 28.11.2003г. «О налоге на имущество организаций на территории Тамбовской области»), фактически находится там, то у налогового органа отсутствовали основания для доначисления налога на движимое имущество в бюджет Липецкой области.

МИФНС указывает, что поскольку указанная льгота предоставлена в отношении объектов, попадающих под инвестиционные проекты на территории Тамбовской области в рамках Инвестиционного соглашения, на территории Липецкой области организация право на льготу не имеет.

Как указывает суд, реализуемые организацией проекты вошли в перечень инвестиционных, в соответствии с ч. 2 п. 1 ст. 3 Закона Тамбовской области № 170-3, что послужило к освобождению от налогообложения. Организация имела право на подачу налоговой декларации по налогу на имущество в отношении движимого имущества, находящегося в городе Тамбове, в Липецкой области по своему месту нахождения, так как данное имущество является движимым, и в Тамбовской области не выделено на отдельный баланс. Налогоплательщик не мог подать декларацию по налогу на имущество организаций в отношении движимого имущества по месту нахождения ее обособленного подразделения – в городе Тамбове, так как не имело и не имеет там отдельного баланса. Следовательно, подача декларации по налогу на имущество организаций по месту ее нахождения, а не месту нахождения обособленного подразделения, по движимому имуществу, находящемуся у обособленного подразделения, суд признает правомерным.

Налогоплательщик

4 категория: Неправомерное включение амортизационных отчислений в состав профессиональных налоговых вычетов / НДФЛ

Кассационная инстанция: Определение Верховного суда РФ от 18.03.2020г. по делу № 310-ЭС20-2190.

Заявитель: ИП Шестопалова Ильи Александровича

Период проверки: 2014-2015г.г.

НДФЛ: отдельно категория не выделена, недоимка – 14 949 035 руб., штраф – 3 668 765 руб., пени – 2 417 910 руб.

По мнению ФНС, налогоплательщиком неправомерно включил суммы излишне начисленной амортизации по спорным объектам основных средств (в том числе автомобилей, весов автомобильных, стогометателей, культиваторов, сеялок, плугов, погрузчиков, зерноуборочных комбайнов, тракторов и проч.) в состав профессиональных налоговых вычетов.

Спорные объекты основных средств отнесены налогоплательщиком к 1-й амортизационной группе (все недолговечное имущество со сроком полезного использования от 1 года до 2 лет включительно), тогда как в соответствии с Классификацией основных средств подлежат включению в 3, 4, 5 амортизационные группы.

ФНС

 

Теги: движимое имуществоЕдиный недвижимый комплекс (ЕНК)налоговый рискнедвижимое имуществосоставная часть объектасудебная практика

Связанные материалы:

  1. ФНС и суды считают, что движимое имущество, являющееся частью сложного объекта недвижимости, должно облагаться налогом на имущество (судебная практика за период 01.12.2019г.-16.01.2020г.);
  2. ФНС считает, что Классификацию Постановления Правительства РФ № 1 нельзя применять в бухгалтерском учете (судебная практика за период 17.01.2020г.-31.01.2020г.);
  3. Суд ошибочно считает, что определять амортизационную группу по вышестоящем коду ОКОФ нельзя (судебная практика за период 01.02.2020г. - 29.02.2020г.);