26.02.2020 Источник:
  • 141
  • 0

ФНС считает, что Классификацию Постановления Правительства РФ № 1 нельзя применять в бухгалтерском учете (судебная практика за период 17.01.2020г.-31.01.2020г.)

 

Критерий поиска: текст документа – код ОКОФ, амортизация, срок полезного использования, движимое имущество, недвижимое имущество; категория спора – 25. Споры, связанные с применением налогового законодательства

Количество представленных судебных актов на сайте kad.arbitr.ru: 307 (триста семь).

Количество рассмотренных судебных дел в материале: 11 (одиннадцать) (см. таблицу № 1).

Период спора: 2013-2017гг.

Общая сумма претензий по налогу на имущество организаций: недоимка – 2 131 млн. руб., пени – 12 млн. руб., штраф – 8 млн. руб.

Общая сумма претензий по налогу на прибыль организаций: недоимка – 14 млн. руб., соответствующая сумма пени и штрафа (не разделенная с налогом на имущество сумма пени и штрафа включены в сумму по налогу на имущество); уменьшение убытка – 402 млн. руб.; процедура банкротства ­– завышены расходы, уменьшающие сумму доходов от реализации, на сумму 670 тыс. руб.

В пользу налоговых органов рассмотрено 63,6 %:

  • кол-во дел в пользу ФНС 7 (семь).
  • кол-во дел в пользу налогоплательщика 4 (четыре).

Выделенные категории:

  1. Неверные классификация кодом ОКОФ, определение амортизационной группы и установление срока полезного использования (ст. 258 НК РФ, ст. 374 НК РФ, Классификация Постановления Правительства РФ № 1, ОКОФ ОК 013-94, ОКОФ ОК 013-2014, ПБУ 6/01) / Налог на имущество организаций / Налог на прибыль организаций /
  2. Неверное установление срока полезного использования для объектов, бывших в эксплуатации (п. 7 ст. 258 НК РФ) / Налог на прибыль организаций /
  3. Неверное определение размера амортизационной премии (п. 9 ст. 258 НК РФ) / Налог на имущество организаций / Налог на прибыль организаций /
  4. Неправомерное исключение объектов первой-второй амортизационной группы из налогооблагаемой базы согласно (подп. 8 п. 4 ст. 374 НК РФ), применение пониженной налоговой ставки (ст. 380 НК РФ), налоговой льготы (ст. 381 НК РФ) / Налог на имущество организаций /
  5. Неправомерное применение региональной льготы (п. 2 ст. 372 НК РФ) / Налог на имущество организаций

Тенденции развития подходов ФНС в судебной практике:

Судебный подход в вопросах учета и налогообложения объектов основных средств не изменился и в большинстве случаев арбитры поддерживают позицию инспекторов. Основная доля доначислений приходится на налог на имущество. Лидером в данной области (более 90% общей суммы недоимки) ­­стало дело № А40-214170/16-108-1865 с ПАО энергетики и электрификации «Мосэнерго», где по результатам налоговой проверки к уплате предъявлено 2 млрд. руб.

Прослеживается интерес проверяющих в выявлении не одного, а сразу нескольких типичных для учета основных средств оснований для претензий (см. дело № А81-6140/2019 – АО «Роспан Интернешнл»), что свидетельствует о существовании отлаженных рабочих механизмов с применением инструментов, которые со временем преобразуются в автоматизированный сбор и анализ данных.

В основном споры возникают в отношении движимого имущества. Инспектора ориентированы на исследование недвижимого объекта и его неотъемлемых составных частей. Проверяя учет основных средств, введенных в эксплуатацию до 2019г., когда движимые объекты еще признавались объектом налогообложения налогом на имущество по смыслу п. 1 ст. 374 НК РФ, налоговый орган находит ошибки там, где изначально законодатель стимулировал бизнес:  в части применения налоговой льготы, освобождающей движимое имущество от уплаты налога (п. 11 ст. 381 НК РФ, п. 25 ст. 381 НК РФ); в части применения подп. 8 ст. 4 п. 374 НК РФ, исключающей из обложения объекты первой и второй амортизационной группы, куда попадают машины и оборудование; в части применения пониженной налоговой ставки, сокращающей платежи в бюджет (п. 3 ст. 380 НК РФ).

По большому счету, новый налоговый бум 2020г. – это правило: даже если ваш объект является движимым имуществом и введен в эксплуатацию, как до 2019г., так и после, этого недостаточно, чтобы не платить налог на имущество, главное, чтобы такой объект не являлся неотъемлемой частью недвижимого объекта.

ФНС взглянуло на Перечень линейных объектов № 504 по-новому. Теперь, если эксплуатация недвижимого объекта без дополнительных устройств и сооружений невозможна и эти объекты поименованы по коду ОКОФ в Перечне, как неотъемлемая часть сооружения, – значит перед вами целостный сложный объект во главе с магистральным трубопроводом или линиями электропередачи и налог на имущество необходимо уплачивать с учетом всех его составляющих (см. дело № А49-3817/2019 – АО «Транснефть-Дружба», дело № А12-19959/2019 – АО «Транснефть-Приволга» по магистральным нефтепроводам и нефтепродуктопроводам). Суды поддерживают ФНС, а, значит, чтобы убедиться, что движимое имущество, действительно, не облагается налогом, необходимо заглянуть в Перечень, и только если объект не указан в списке, к нему можно применить норму подп. 8 п. 4 ст. 374 НК РФ и п. 25 ст. 381 НК РФ. Правда, одного Перечня недостаточно, и для подтверждения позиции инспектора тщательно анализируют федеральные законы, строительные нормы и правила (ГОСТы, СНИПы и т.д.), разрешительную, проектную и техническую документацию на объект, где четко прописан состав основного объекта недвижимости.

Но если спорные объекты будут предназначены не для обслуживания зданий, а для изготовления готовой продукции, ведь отличительной особенностью оборудования от сооружений является воздействие оборудования на предмет труда, то у налогоплательщика есть все шансы выиграть налоговый спор и не платить налог. Дело в том, что, наконец-таки, судом первой инстанции заново рассмотрено дело ЗАО «Лесозавод 25». Ничего не изменилось, арбитражный суд остался на стороне налогоплательщика и Верховного суда, основные доводы такие же. Дополнительно в судебном акте резюмировано: объединение данных самостоятельных объектов, обладающих различными качествами, функциями, сроком полезного использования, имеющих собственные принадлежности и приспособления, а также отдельные фундаменты, относящихся к разным группам по ОКОФ, является необоснованным. Подобная практика позволит притормозить желание инспекторов признать любое имущество неотъемлемой составной частью недвижимого, заставляя со всего, что имеет связь с основным объектом платить налог на имущество.

Вопрос по технологическим трубопроводам надземной прокладки решен: с объектов необходимо платить налог на имущество. В деле № А40-85398/19 с ПАО «Орскнефтеоргсинтез» апелляционная инстанция поддержала первую – разбирательство завершено не в пользу налогоплательщика. Надземная прокладка технологических трубопроводов еще не повод для признания имущества движимым объектом. Связь с землей может быть, как непосредственной (физический контакт, прерывание которого влечёт серьёзный ущерб для объекта), так и опосредованной (физический контакт через другие объекты недвижимости (здания, сооружения), прерывание которого также влечёт серьёзный ущерб для объекта). Технологические трубопроводы имеют прочную связь с землей (опосредованную) посредством специального возведённого в соответствии с требованиями в области промышленной безопасности строительства и эксплуатации опасных производственных объектов фундамента – эстакад и постаментов, являющихся объектами недвижимости. Следовательно, подобная конструкция обладает признаками недвижимого имущества, подлежащего налогообложению.

Немало судебных процессов, где инспекция не соглашается с установленным компанией сроком полезного использования без учета нормативно-технической документации. Вопрос коснулся, как бухгалтерского, так и налогового учета. Основная причина просыпающегося интереса ФНС – существенная разница между нормативным сроком и сроком из документов на объект, что позволяет увеличить доначисления в бюджет.

Так, в деле А27-12352/2018 с ПАО «Распадская» налоговый орган, посчитав спорные объекты не указанными в Классификации Постановления Правительства РФ № 1, на основании технической документации установил им больший срок. Однако суд поддержал налогоплательщика и с учетом экспертного мнения заключил, что для целей исчисления налога на прибыль налогоплательщик обязан установить срок полезного использования имущества с учетом Классификации основных средств и функционального значения в соответствии с применяемым правилами присвоения ОКОФ, а при отсутствии имущества в амортизационных группах - в соответствии с техническими условиями или рекомендациями изготовителей (п. 6 ст. 258 НК РФ). Отдельно уточнив, что срок полезного использования не может быть приравнен к максимально возможному сроку службы использования объекта, указанному в технической документации, при идеальных условиях эксплуатации (см. таблицу № 1).

На стороне бизнеса (АО «Роспан Интернешнл») оказался и суд первой инстанции по делу № А81-6140/2019. Выраженная позиция ФНС о неправомерности применения норм Классификации Постановления Правительства РФ № 1 в бухгалтерском учете в целях установления срока полезного использования свидетельствует о тестировании проверяющими, хоть и неудачном, новых подходов в вопросе использования документа относительно совокупности норм п. 4 и 6 ПБУ 6/01 (см. материал на Портале основных средств «Используете Классификацию в бухгалтерском учете? Ждите доначислений»). Однако, опасность для бизнеса здесь очевидна: инспектора не до конца сформировали позицию и объекты не полностью изучены – без учета проектной документации, фактического назначения и перемещения между структурными подразделениями. Отсутствует анализ положений ПБУ 21/2008 «Изменения оценочных значений», которое с учетом ПБУ 6/01, обязывает бухгалтеров устанавливать срок, в течение которого объект будет приносить экономические выгоды, и ежегодно пересматривать его в целях рационального использования имущества. Следовательно, существует вероятность иного исхода подобных судебных разбирательств.

На что стоит также обратить внимание:

Практика привлечения экспертов и специалистов, обладающих техническими знаниями, в судебных разбирательствах является обширной. Ведь ст. 95-96 НК РФ позволяют признать позицию инспектора недействительной в случае его некомпетентности и для усиления выводов, как компаниям, так и налоговым органам, необходимо подкреплять доводы мнением профессионалов. Правда, не всегда оценка внешних консультантов является безоговорочной и объективной.

Например, в отношении ПАО «Распадская» по делу № А27-12352/2018  суд признал позицию ФНС о назначении объектов основных средств, о их классификации и о присвоенном коде ОКОФ, не основанной на мнении соответствующего специалиста, преждевременной и необоснованной, инспекторы не обладают специальными познаниями в области угольной промышленности, в частности, особенностей строительства и эксплуатации сооружений угольных шахт, монтажа, эксплуатации и назначения оборудования угольных шахт. В деле № А05-879/2018 с ЗАО «Лесозавод 25» арбитры посчитали заключения по результатам проведенных экспертиз, не имеющими значения для правильного разрешения спора, так как они сводятся к оценке экономической целесообразности последующего демонтажа оборудования в случае перемещения производства в будущем. Применение критерия экономической целесообразности приводит к постановке в неравное положение налогоплательщиков, осуществивших инвестиции в обновление оборудования, и не позволяет обеспечить достижение тех целей дифференциации налогового бремени, из которых исходил законодатель при введении подп. 8 п. 4 ст. 374 и п. 25 ст. 381 НК РФ, состоящих согласно постановлению Конституционного Суда РФ от 21.12.2018г. № 47-П в стимулировании организаций к инвестированию в средства производства, к их модернизации, приобретению новых и развитию существующих средств производства, а также повышению спроса на них.

Ввиду чего, компаниям стоит производить более тщательный выбор среди консультантов, представленных на рынке. Хотя и здесь существуют риски. Судьи, оценивая заключения экспертов, привлеченных обеими сторонами, могут поддержать позицию ФНС, несмотря на наличие мнения профильного высшего учебного заведения (дело № А40-214170/16-108-1865 – ПАО энергетики и электрификации «Мосэнерго»).

И, напоследок, нельзя не упомянуть о решении Арбитражного суда Кемеровской области по делу А27-12352/2018 с ПАО «Распадская», где арбитры заговорили о кодах товарных группировок (ОКПД2 ОК 034-2014 и ОКДП ОК 004-93), пояснив, что Общероссийский классификатор основных фондов ОК 013-94 разработан на основании Общероссийского классификатора видов экономической деятельности, продукции и услуг ОК 004-93. В преамбуле ОКОФ указано, что при его разработке учтен ОКДП. Классы основных фондов образованы на базе соответствующих классов по ОКДП, структура построения группировок в ОКОФ обеспечивает высокий уровень совместимости с ОКДП. Таким образом, наименования группировок ОКОФ полностью или частично соответствуют наименованиям группировок ОКДП, в связи с этим при отнесении основного средства к той или иной амортизационной группе следует учитывать положения ОКДП. Как довод, данное уточнение никак не повиляло на решение суда. Однако, в качестве весомого доказательства, что с помощью кода товарных группировок можно найти код ОКОФ и определить амортизационную группу является существенным. Получить код на оборудование необходимо сразу при его приобретении от поставщика или производителя, что облегчит работу ответственных сотрудников при классификации объектов основных средств кодом ОКОФ.

Краткая аннотация к судебным актам:

Таблица № 1

Наименование судебного акта / Инстанция / Заявитель

Суть спора (мнение ФНС, суда, налогоплательщика)

В чью пользу

1 категория: Неверные классификация кодом ОКОФ, определение амортизационной группы и установление срока полезного использования (ст. 258 НК РФ, ст. 374 НК РФ, Классификация Постановления Правительства РФ № 1, ОКОФ ОК 013-94, ОКОФ ОК 013-2014, ПБУ 6/01) / Налог на имущество организаций / Налог на прибыль организаций /

Апелляционная инстанция: Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 24.01.2020г. по делу № А45-30175/2018  

Заявитель: ООО «АбсолютАвто»

Период проверки: 2013-2015гг.

Введена процедура банкротства

Налог на прибыль: завышены расходы, уменьшающие сумму доходов от реализации на сумму 669 625 руб.

По мнению суда, Инспекция правомерно отнесла согласно Классификации Постановления Правительства РФ № 1 спорные объекты (прицеп, тягач седельный, грузовой тягач седельный, полуприцеп бортовой) к пятой амортизационной группе (имущество со сроком полезного использования имущества свыше 7 лет до 10 лет включительно) вместо четвертой группы (имущество со сроком полезного использования свыше 5 лет до 7 лет включительно), определенной налогоплательщиком, в которой они не поименованы.

ФНС

Первая инстанция: Решение Арбитражного суда Кемеровской области от 20.01.2020г. по делу А27-12352/2018

Заявитель: ПАО «Распадская»

Период проверки: 2014-2015гг.

Налог на прибыль: уменьшение убытка – 402 031 858 руб.

 

 

По мнению Инспекции, налогоплательщик неправомерно отнес согласно Классификации Постановления Правительства РФ № 1 спорные объекты (перегружатель, система управления шахтной крепью, аппаратура шахтной стволовой сигнализации и связи, крепь механизированная, дорога подвесная моноканатная, монорельсовый подвесной путь-заезд и проч.) ко 2-ой амортизационной группе (имущество со сроком полезного использования свыше 2 лет до 3 лет включительно). С учетом технической документации и данных об аналогичных объектах в учете указанные основные средства подлежат включению в третью амортизационную группу (имущество со сроком полезного использования свыше 3 лет до 5 лет включительно) и пятую (имущество со сроком полезного использования свыше 7 лет до 10 лет включительно). Причина – применение кодов ОКОФ, не соответствующих объектам по квалификационным признакам и функциональному назначению.

Однако, суд обращает внимание, что в силу ст. 96 НК РФ налоговым органом в ходе проверки не был привлечен специалист, обладающий специальными познаниями и навыками. Выводы налогового органа о назначении объектов основных средств, о их классификации и о присвоенном коде ОКОФ (не основанные на мнении соответствующего специалиста) преждевременны и не могут быть обоснованными. В целях объективного рассмотрения дела по спорным вопросам суд признал необходимым провести по делу технико-экономическую экспертизу. По результатам оценки эксперты заключили, что технические документы завода изготовителя, устанавливающие сроки службы основных средств, характеризуют объект и его функциональное назначение, не являясь источником информации для установления срока полезного использования. В случае невозможности классифицировать и установить срок для какого-то специфического объекта технические документы завода изготовителя представляют собой возможный вспомогательный источник и могут использоваться наравне с иной информацией.  Применительно к спору, устанавливать срок полезного использования объектом с учетом срока службы в технических документах не является основанием для отнесения объекта к амортизационной группе, поскольку в силу ст. 258 НК РФ экспертом установлен код ОКОФ, который указан в Классификации основных средств, и, следовательно, в такой ситуации определение группы осуществляется в соответствии с Классификацией, а не на основании технических условий или рекомендаций изготовителя. Инспекция ошибочно ориентируется на указанный в данных документах срок, поскольку он представляет собой срок службы, а не срок полезного использования. Согласно определению, в заключении судебной экспертизы срок службы – календарная продолжительность эксплуатации от начала эксплуатации или ее возобновления после капитального ремонта до момента достижения предельного состояния (состояния, когда дальнейшая эксплуатация объекта недопустима или нецелесообразна). В отличие от срока полезного использования срок службы не учитывает фактор экономической целесообразности эксплуатации объекта основных средств, экономические и технологические условия такой эксплуатации у конкретного хозяйствующего субъект. Следовательно, срок полезного использования не может быть приравнен к максимально возможному сроку использования объекта с соблюдением идеальных условий эксплуатации.

Налогоплательщик

Первая инстанция: Решение арбитражного суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 30.01.2020г. по делу № А81-6140/2019.

Заявитель: АО «Роспан Интернешнл»

Период проверки: 2015г.

Налог на имущество:

недоимка – 91 187 862 руб., соответствующие суммы пени и штрафа.

По мнению Инспекции, налогоплательщик неправомерно установил согласно Классификации Постановления Правительства РФ № 1 спорным объектам (эксплуатационные скважины для добычи природного газа) срок полезного использования в размере – 37 и 60 мес., исходя из третьей амортизационной группы. В целях исчисления налога на имущество срок подлежит определению на основании п. 20 ПБУ 6/01, и применительно к спорным скважинам на основании проектной документации срок эксплуатации скважин составляет 15 лет.

Однако суд соглашается с позицией налогоплательщика, что актуальная судебная практика (Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 23.08.2018 по делу № А81-2002/2017, Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 14.06.2017 по делу № А70-12080/2016, Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 05.03.2015 по делу № А70-4852/2014, Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 19.06.2019 по делу № А40-77932/2018, Постановление ВАС РФ от 05.07.2011 № 2346/2011) и разъяснения Минфина России (письма от 20.03.2002г. № 16-00-14/98, от 21.01.2003г. № 16-00-14/17, от 27.12.2016г. № 02-07-08/78243, от 06.07.2016г. № 03-05-05-01/39563) исходят из допустимости и законности определения срока полезного использования основного средства в целях отражения в бухгалтерском учете на основании Классификации Постановления Правительства РФ № 1. Документ, не только не противоречит Федеральному закону № 402-ФЗ «О бухгалтерском учете», являясь частью законодательства РФ о бухгалтерском учете, но и имеет приоритет при возникновении противоречий в применении в сравнении с ПБУ 6/01. По мнению суда, определение понятия «срок полезного использования» в бухгалтерском и налоговом учете идентичны. Поскольку срок полезного использования основного средства, установленный Классификацией, определяет период, в течение которого такой объект служит для выполнения целей деятельности налогоплательщика, или период, в течение которого использование объекта основных средств приносит экономические выгоды (доход) организации, данный документ может быть использован для определения срока полезного использования и в бухгалтерском учете. Поэтому применение Классификации в целях определения срока полезного использования для бухгалтерского учета не только не противоречит п. 4 ПБУ 6/01, но ему в полной мере соответствует.

Судом установлено что, как самим налоговым органом (в том числе и другими государственными органами), так и налогоплательщиком, в целях ведения бухгалтерского учета срок определяется на основании Классификации. Кроме того, Минфин России приказом от 31.12.2016г. № 257н утвердил Федеральный стандарт бухгалтерского учета для организаций государственного сектора «Основные средства», в п. 35 которого указано, что по объектам основных средств, включенным согласно постановлению Правительства РФ от 01.01.2002г. № 1 «О Классификации основных средств, включаемых в амортизационные группы», в амортизационные группы с первой по девятую, срок определяется по наибольшему сроку, установленному для указанных амортизационных групп. На основании изложенного суд приходи к выводу, что НК РФ не допускает ситуаций, когда в целях исчисления налога на имущество в отношении одного и того же объекта основных средств налогоплательщики, в зависимости организационно-правовой формы, ограничены (коммерческие организации) в применении нормативных актов, регулирующих срок полезного использования основного средства, в сравнении с другими (государственные (бюджетные) учреждения).

Налогоплательщик

2 категория: Неверное установление срока полезного использования для объектов, бывших в эксплуатации (п. 7 ст. 258 НК РФ) / Налог на прибыль организаций /

Апелляционная инстанция: Постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 23.01.2020г. по делу А17-10872/2018   

Заявитель: ООО «Дилан-Текстиль»

Период проверки: 2014-2015г.

Налог на прибыль: недоимка – 1 432 226,07 руб., соответствующие суммы пени и штрафа

По мнению Инспекции, налогоплательщик неправомерно установил спорному объекту (хлопко-красильному корпусу), бывшему в эксплуатации, срок полезного использования в размере – 120 мес., признав, что подтвержденным сроком полезного использования предыдущими собственниками является 58 месяцев и для расчета амортизации необходимо использовать срок для десятой амортизационной группы (имущество со сроком полезного использования свыше 30 лет включительно) – 361 месяц, уменьшив его на 58 месяцев.

Между тем, из материалов дела следует, что хлопко-красильный корпус был введен в эксплуатацию в 1973г., что подтверждается приказом министра легкой промышленности, перечнем объектов, предъявленных государственной комиссии, записью об учете данного объекта недвижимости в книге учета основных фондов прядильного производства, инвентарной описью прядильной фабрики от 1991г. Согласно инвентарной карточке учета объекта основных средств, представленной предыдущим собственником, в разделе «Сведения об объекте основных средств на дату передачи» указано, что здание хлопко-красильного корпуса построено в 1973 году, относится к 10 амортизационной группе, срок полезного использования определен 600 месяцев.  Таким образом суд первой инстанции обоснованно отклонил доводы налогового органа о невозможности идентификации спорного объекта, в том числе, с учетом разницы в площади и этажности здания. Более того, Инспекция в рамках предыдущей проверки учитывала срок амортизации спорного имущества как 120 месяцев, определенных налогоплательщиком самостоятельно, никаких претензий по установлению этого срока в целях налогообложения к налогоплательщику не предъявляла. Фактические обстоятельства использования налогоплательщиком спорного имущества в подлежащем проверке периоде не изменились.

Налогоплательщик

3 категория: Неверное определение размера амортизационной премии (п. 9 ст. 258 НК РФ) / Налог на имущество организаций / Налог на прибыль организаций /

Кассационная инстанция: Определение Верховного суда РФ от 23.01.2020г. по делу 301-ЭС19-27009

Заявитель: ООО «ЭЛИНОКС»

Период проверки: 2014-2016г.

Налог на прибыль: недоимка – 12 207 584 руб.

Налог на имущество: недоимка – 321 561 руб.

Штраф по налогам – 1 197 867 руб., пени по налогам – 3 641 806, 31 руб.

По мнению Инспекции и суда, налогоплательщик неправомерно применил амортизационную премию в размере 30 процентов от стоимости капитальных вложений в отношении спорного объекта основных средств (здание цеха по производству торгового оборудования), неверно отнесенного к седьмой амортизационной группе (имущество свыше 15 лет до 20 лет включительно) со сроком полезного использования – 181 месяц.

С учетом технического паспорта на здание, разрешение  на ввод здания в эксплуатацию, заключения государственной экспертизы Министерства строительства, архитектуры и жилищно-коммунального хозяйства Чувашской Республики, заключения эксперта, суды установили, что спорный объект недвижимости имеет металлический каркас, стены из крупных панелей (цокольные железобетонные) и стеновых трехслойных панелей типа «сэндвич» из стальных облицовочных листов, отвечающих признаку долговечности, и, следовательно, здание цеха по производству торгового оборудования по своим техническим данным соответствует десятой амортизационной группе со сроком полезного использования свыше 30 лет (имущество со сроком полезного использования свыше 30 лет включительно), вследствие чего сумма амортизационной премии не должна превышать 10 процентов от первоначальной стоимости объекта.

ФНС

4 категория: Неправомерное исключение объектов первой-второй амортизационной группы из налогооблагаемой базы согласно (подп. 8 п. 4 ст. 374 НК РФ), применение пониженной налоговой ставки (ст. 380 НК РФ), налоговой льготы (ст. 381 НК РФ) / Налог на имущество организаций /

Первая инстанция: Решение арбитражного суда г. Москвы от 23.01.2020г. по делу № А40-214170/16-108-1865.

Заявитель: ПАО энергетики и электрификации «Мосэнерго» 

Период проверки: 2011-2013г.г.

Налог на имущество: недоимка – 1 944 616 512 руб., соответствующие суммы пени и штрафа

По мнению Инспекции и суда, спорные объекты (здания главных корпусов ТЭЦ и ГРЭС, главных корпусов паротурбинной части, зданий главного корпуса газотурбинных установок ГТ, зданий пиковых водогрейных котельных, пиковых водогрейных котлов, теплофикационных установок) к линиям энергопередачи и магистральным трубопроводам либо сооружениям, являющимся их неотъемлемой технологической частью и в отношении них нельзя применить налоговую льготу (п. 11 ст. 381 НК РФ) и пониженную ставку налога (п. 3 ст. 380 НК РФ). Указанные здания филиалов ПАО «Мосэнерго» являются оборудованием, обеспечивающим выработку электрической и тепловой энергии и входят в состав технологических комплексов по производству электрической и тепловой энергии в филиалах ПАО «Мосэнерго», которое к линиям энергопередачи не относится и неотъемлемой технологической частью данных объектов не является. ПАО «Мосэнерго» в силу закона и учредительных документов является субъектом электроэнергетики, осуществляющим производство электрической энергии и мощности с использованием, в том числе спорных объектов основных средств, и не является субъектом электроэнергетики (сетевой организацией), осуществляющим оказание услуг по передаче электрической энергии. Общество считает, что позиция инспекции основана на результатах экспертизы, которые не являются надлежащим доказательством. Имеются основания для сомнений в объективности проведенной экспертизы, поскольку РЭФ «ТЭХЭКО» неоднократно привлекалось налоговыми органами для проведения экспертиз, то есть неоднократно получало вознаграждение. РЭФ «ТЕХЭКО» неоднократно допускались грубые нарушения действующего законодательства в области проведения негосударственной экспертизы, что установлено из средств массовой информации. Следует руководствоваться результатами судебной технической экспертизы, проведенной ФГБУ ВО «Российская Академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации», а также результатами комиссионной судебной технической экспертизы, проведенной ФБУ РФЦСЭ при Министерстве юстиции Российской Федерации и ФГБОУ «Ивановский государственный энергетический университет имени В.И. Ленина».

ФНС

Первая инстанция: Решение арбитражного суда Ростовской области от 17.01.2020г. по делу А53-23467/19

Заявитель: АО «Новошахтинский завод нефтепродуктов»

Период проверки: 2017г.

Налог на имущество: недоимка – 7 184 373 руб., штраф – 1 425 628 руб., пени – 602 268,43 руб.

По мнению Инспекции и суда, налогоплательщик неправомерно применил пониженную налоговую ставку в размере – 1, 6 % (льготную ставку) в отношении 111 объектов имущества, отнесенных к линиям электропередачи и их неотъемлемым частям, а также 52 объектов имущества, отнесенным к магистральным трубопроводам и их неотъемлемым частям.

Использование объектов основных средств при получении и потреблении электроэнергии для нужд собственного производства не может позиционироваться как участие в процессе передачи электроэнергии. Общество неправомерно применило пониженную ставку, поскольку по своему функциональному назначению, принадлежащее ему имущество не относится к линиям электропередачи в том смысле, который изложен в Перечне № 504.

Положения п. 11 ст. 381 НК РФ, с учетом положений специальных законов (Федерального закона от 26.03.2003г. № 35-ФЗ «Об электроэнергетике»), отраслевого законодательства (ГОСТ 19431-84 «Энергетика и электрификация. Термины и определения», ГОСТ 21027-75 «Системы энергетические. Термины и определения»), предоставляют льготу по налогу на имущество организации исключительно в отношении объектов, предназначенных для транспортировки (перевозки, передачи) различных предметов материального мира, имеющих важное хозяйственное значение для государства (автомобилей, поездов, нефти и газа, электроэнергии) в режиме общего пользования, то есть с предоставлением права доступа неограниченному кругу лиц, в то время как иные объекты, имеющие сходные по своему виду и свойствам качества характеристики, но использующиеся собственникам в режиме не общего пользования, а для собственных нужд, не отвечают требованиям данного пункта. Обществом не представлено доказательств того, что он является собственником магистрального трубопровода в контексте Постановления Правительства РФ от 21.12.2009 № 1039 «О порядке подключения нефтеперерабатывающих заводов к магистральным нефтепроводам и (или) нефтепродуктопроводам и учета нефтеперерабатывающих заводов в Российской Федерации», а также «СП 36.13330.2012. Свод правил. Магистральные трубопроводы. Актуализированная редакция СНиП 2.05.06-85».

ФНС

Апелляционная инстанция: Постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.01.2020г. по делу А49-3817/2019.

Заявитель: АО «Транснефть-Дружба»»

Период проверки: полугодие 2014-2016 гг.

Налог на имущество: недоимка – 24 880 054 руб.

По мнению Инспекции и суда, налогоплательщик неправомерно отнес к движимому имуществу спорные объекты (система охранного электроосвещения узла запорной арматуры на ПК, постоянный переезд, вантуз нефтепровода вентилятор радиальный, шкаф переходной, система автоматики, система телемеханики, система охранной сигнализации и проч.), которые по праву являются неотъемлемой частью магистральных трубопроводов – объектов недвижимости, учитываемых Обществом в таком качестве в бухгалтерском учете, и не могут быть освобождены от налогообложения по мотиву применения положений подп. 8 п. 4 ст. 374 и п. 25 ст. 381 НК РФ.

Рассматриваемые объекты присутствуют с указанием кодов ОКОФ в Перечне № 504, который предусматривает их как имущество, относящееся к магистральным нефтепроводам и нефтепродуктопроводам, и являющееся их неотъемлемой технологической частью.

Магистральный трубопровод представляет собой единый сложный производственно-технологический комплекс. Замена составных частей другими, не влечет изменение существенных свойств вещи и не приводит к появлению иной вещи. В соответствии с ОКОФ оборудование не относится к зданиям и сооружениям, формируя самостоятельную группу основных средств, за исключением прямо предусмотренных в классификаторах случаев, когда отдельные объекты признаются неотъемлемой частью зданий и включаются в их состав (Определение Верховного Суда РФ от 12.07.2019г. № 307-ЭС19-5241). В Перечне № 504, имеющим статус нормативного правового акта Правительства РФ, с указанием кодов ОКОФ, прямо предусмотрено, что спорные объекты относятся к имуществу, являющемуся неотъемлемой технологической частью магистральных нефтепроводов и нефтепродуктопроводов. Указанное в Перечне имущество подлежит обложению налогом вне зависимости от того, является ли присутствующий в Перечне отдельно взятый вид имущества движимой вещью или объектом недвижимости. В этой взаимосвязи и совокупности норм правила подп. 8 п. 4 ст. 374 и п. 25 ст. 381 НК РФ в отношении движимого имущества могут применяться только в отношении движимого имущества, которое не входит в Перечень № 504.

ФНС

Апелляционная инстанция: Постановление Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 30.01.2020г. по делу А05-879/2018.

Заявитель: ЗАО «Лесозавод 25»

Период проверки: 2013-2015 гг.

Налог на имущество: недоимка – 10 465 698 руб., соответствующие суммы пени и штрафа.

По мнению Инспекции, налогоплательщик неправомерно отнесло к движимому имуществу спорные объекты (оборудование линии по производству древесных гранул, поперечный транспортер подачи щепы, поперечный транспортер подачи щепы и опилок, поперечный транспортер подачи коры, автоматическая система защиты от пожаров и пылевых взрывов «Firefly»), которые по праву являются составными частями одного сложного неделимого объекта «Цех по производству древесных гранул», следовательно, являются объектами недвижимого имущества, в отношении которых льгота, предусмотренная п. 25 ст. 381 НК РФ, применению не подлежит.

При новом рассмотрении дела суд первой инстанции заявленные требования общества удовлетворил. Спорное оборудование воздействует на предмет труда и не предназначено для обслуживания здания цеха, не может быть отнесено к его составу, и, следовательно, относится к машинам и оборудованию, а не к сооружениям.

В соответствии с классификаторами ОКОФ ОК 013-94 и ОКОФ ОК 013-2014 оборудование не относится к зданиям и сооружениям, формируя самостоятельную группу, за исключением прямо предусмотренных случаев, когда отдельные объекты признаются неотъемлемой частью зданий и включаются в их состав (например, коммуникации внутри зданий, необходимые для их эксплуатации; оборудование встроенных котельных установок, водо-, газо- и теплопроводные устройства, а также устройства канализации). Из содержания ОКОФ вытекает, что оборудование для осуществления процесса производства путем выполнения тех или иных технических функций, связанных с изменением предмета труда, в том числе установленное на фундаменте, по общему правилу не классифицируется в качестве сооружений (не отвечают определению понятия «сооружение»), а подлежит классификации в соответствующих группировках машин и оборудования. Учитывая изложенное, если иное не вытекает из содержания ПБУ 6/01 и классификаторов, машины и оборудование, приобретенные как объекты движимого имущества, учитываются в бухгалтерском учете отдельно от зданий и сооружений в качестве самостоятельных инвентарных объектов. Объединение самостоятельных объектов, обладающих различными качествами, функциями, сроком полезного использования, имеющих собственные принадлежности и приспособления, а также отдельные фундаменты, относящихся к разным группам по ОКОФ, суд признал необоснованным.

Налогоплательщик

Апелляционная инстанция: Постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 17.01.2020г. по делу А12-19959/2019

Заявитель: АО «Транснефть-Приволга»

Период проверки: 2016-2017г.

Налог на имущество: недоимка – 20 544 318 руб., соответствующая сумма штрафа, пени – 336 405,90 руб.

Доначислен и предложен к уплате налог на имущество организации по имуществу, не входящему в Единую систему газоснабжения, в размере 14 570 124 руб.

По мнению Инспекции и суда, налогоплательщик неправомерно отнес к самостоятельным объектам движимого имущества спорные объекты (площадки обслуживания, площадки производственные, задвижки шиберные, электроприводы (ЭПЦ-15000, ЭПЦ-400), комплектные трансформаторные подстанции, устройства катодной защиты, системы компенсации нагрузок, затворы обратные, задвижки клиновые, фильтрыгрязеуловители, системы линейной телемеханики, и пр), освобожденных от налогообложения подп. 8 п. 4 ст. 374 и п. 25 ст. 381 НК РФ, которые непосредственно предназначены и используются для эксплуатации магистрального нефтепровода. Налогоплательщик не оспаривает тот факт, что спорные объекты являются неотъемлемой технологической частью принадлежащих ему магистральных трубопроводов, однако полагает, что поскольку данные объекты являются движимым имуществом, а не сооружениями, платить налог с них нет необходимости. В свою очередь, как указывает ФНС и суды, магистральный трубопровод представляет собой единый сложный производственно-технологический комплекс, включающий в себя собственно трубопровод, линейные части, а также сооружения и оборудование, необходимые для его эксплуатации и являющиеся его неотъемлемой технологической частью. Спорные объекты по коду ОКОФ оборудование, поименованы в Перечне № 504, как имущество, относящееся к магистральным нефтепроводам и нефтепродуктопроводам, а также сооружениям, являющихся их неотъемлемой технологической частью. Эксплуатация магистрального нефтепровода без дополнительных устройств и сооружений не возможна, так как они предназначены для стабильной и безопасной эксплуатации магистрального нефтепровода.  Замена некоторых составных частей другими составными частями сама по себе не влечет изменение существенных свойств рассматриваемой вещи в виде магистрального трубопровода и не приводит к появлению иной вещи.

ФНС

Апелляционная инстанция: Постановление девятого арбитражного апелляционного суда от 21.01.2020г. по делу А40-85398/19.

Заявитель: ПАО «Орскнефтеоргсинтез»

Период проверки: 2015г.

Налог на имущество: недоимка – 26 044 011 руб., штраф – 5 208 802 руб., пени – 7 537 048,02 руб.

По мнению Инспекции и суда, налогоплательщик неправомерно признал спорный объект (технологический трубопровод) движимым имуществом и применил льготу согласно п. 25 ст. 381 НК РФ. Несмотря на надземную прокладку, трубопроводы имеют прочную связь с землей посредством специального возведённого в соответствии с требованиями в области промышленной безопасности строительства и эксплуатации опасных производственных объектов фундамента – эстакад и постаментов, являющихся объектами недвижимости. Существование такого фундамента подтверждает стационарность и невозможность перемещения трубопроводов в пространстве без нанесения несоразмерного ущерба их целостности и целевому функциональному назначению, определенному на стадии проектирования и строительства, закреплённому в паспортах трубопроводов. Монтаж объекта на специально возведённом для него фундаменте тоже свидетельствует о неразрывной связи объекта с землёй. Демонтаж и сборка объектов на новом месте, безусловно, нанесёт существенный ущерб целостности всей конструкции и её назначению. Объекты проектировались и возводились в составе объектов капитального строительства в соответствии с разрешительной и проектной документацией. Результат строительства – создание на земельном участке, выделенном для капитального строительства, стационарных, фундаментальных объектов недвижимости – технологических трубопроводов, имеющих прочную конструкцию, перемещение которой сопряжено с причинением несоразмерного ущерба, и прочную связь с землёй посредством специально возведённых фундаментов – эстакад (опор и постаментов).

ФНС

5 категория: Неправомерное применение региональной льготы (п. 2 ст. 372 НК РФ) / Налог на имущество организаций/

Апелляционная инстанция: Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 20.01.2020г. по делу А76-8577/2019

Заявитель: АО «Конар»

Период проверки: 2017г.

Налог на имущество: недоимка – 6 173 801,00 руб., штраф – 308 690,05 руб., пени – 323 721,22 руб.

По мнению Инспекции и суда, налогоплательщик неправомерно применил налоговую ставку 0 процентов на основании п. 10 ст. 3 Закона Челябинской области «О налоге на имущество организаций» от 25.11.2016г. № 449-ЗО в отношении имущества, используемого в деятельности организации на территориях индустриальных (промышленных) парков и расположенного на территориях индустриальных (промышленных) парков. Законодательством установлены требования, предъявляемые к индустриальным паркам, соблюдение которых дает право применение мер стимулирующего характера (в том числе ставка 0% по налогу на имущество).  Подтверждение соответствия земельных участков, на которых расположены объекты индустриального парка, установленным требованиям осуществляется Министерством промышленности и торговли Российской Федерации. Самостоятельное же определение собственником земельных участков, какие именно земельные участки будут образовывать территорию индустриального парка – факта включения спорных земельных участков в территорию индустриального парка в соответствии с предусмотренными законом требованиями не предусматривает возможность без специальной санкции отнесения территорий к территории индустриального парка. Заявителем не доказано, что объекты недвижимого имущества находились в границах парка.

ФНС

 

Теги: амортизационная группадвижимое имуществокод ОКОФналоговая льготаналоговые спорынедвижимое имуществосоставная часть объектасрок полезного использованиясудебная практика

Связанные материалы:

  1. Вопрос о порядке разграничения между движимым и недвижимым имуществом остается открытым – дело №А05-879/2018 ЗАО «Лесозавод 25» направлено Верховным судом РФ на новое рассмотрение;
  2. Суд и ФНС утверждают, что платить налог на имущество с оборудования, которое обеспечивает работоспособность недвижимости, необходимо;
  3. Технологические трубопроводы, по мнению ФНС, являются объектами недвижимого имущества;
  4. В Минфине России до сих пор прорабатывают вопрос применения Классификации Постановления Правительства РФ № 1 в бухгалтерском учете;
  5. Используете Классификацию в бухгалтерском учете? Ждите доначислений;
  6. ФНС и суды считают, что движимое имущество, являющееся частью сложного объекта недвижимости, должно облагаться налогом на имущество (судебная практика за период 01.12.2019г.-16.01.2020г.);