25.03.2020 Источник:
  • 102
  • 0

Суд ошибочно считает, что определять амортизационную группу по вышестоящем коду ОКОФ нельзя (судебная практика за период 01.02.2020г. - 29.02.2020г.)

Критерий поиска: текст документа – код ОКОФ, амортизация, срок полезного использования, движимое имущество, недвижимое имущество, ОКПД2, ОКДП; категория спора – 25. Споры, связанные с применением налогового законодательства

Количество представленных судебных актов на сайте kad.arbitr.ru (без учета повторяющихся по критерию поиска): 453 (четыреста пятьдесят три).

Количество рассмотренных судебных дел в материале: 20 (двадцать) (см. таблицу № 1).

Количество рассмотренных эпизодов в судебных делах в материале: 23 (двадцать три) (см. таблицу № 1).

Период спора: 2012-2017гг.

Общая сумма претензий по налогу на имущество организаций: недоимка – 1 182 млн. руб., штраф – 159 млн. руб., пени – 182 млн. руб.

Общая сумма претензий по налогу на прибыль организаций: недоимка – 176 млн. руб., штраф – 434 тыс. руб., пени – 54 тыс. руб., уменьшение убытка – 46 млн. руб.

В пользу налоговых органов рассмотрено 61 % эпизодов:

  • кол-во эпизодов в пользу ФНС – 14 (четырнадцать).
  • кол-во эпизодов в пользу налогоплательщика – 9 (девять).

Выделенные категории:

  1. Неверные классификация кодом ОКОФ, определение амортизационной группы и установление срока полезного использования (ст. 258 НК РФ, ст. 374 НК РФ, Классификация Постановления Правительства РФ № 1, ОКОФ ОК 013-94, ОКОФ ОК 013-2014, ПБУ 6/01) / Налог на имущество организаций / Налог на прибыль организаций /
  2. Неправомерное исключение объектов первой-второй амортизационной группы из налогооблагаемой базы согласно (подп. 8 п. 4 ст. 374 НК РФ), применение пониженной налоговой ставки (ст. 380 НК РФ), налоговой льготы (ст. 381 НК РФ), в том числе по факту выделения движимого имущества из состава недвижимого / Налог на имущество организаций /
  3. Неправомерная уплата налога в отношении объектов недвижимого имущества, находящихся вне местонахождения организации или ее обособленного подразделения (ст. 385 НК РФ) / Налог на имущество организаций /

Тенденции развития подходов ФНС в судебной практике:

ФНС продолжает уделять пристальное внимание классификации объектов основных средств кодом ОКОФ и определению амортизационной группы. При выявлении нарушений анализируются законы и подзаконные акты, строительные нормы и правила, отраслевые стандарты, ГОСТы, техническая и проектная документация на объект, экспертные заключения, сведения от производителей, а также производится личный осмотр имущества, допрашиваются уполномоченные специалисты. Вероятность обнаружения ошибок на местах практически неизбежна, единственный способ не допустить доначислений – не совершать ошибки, что возможно только в случае наличия в организации налаженных методик работы и процедур контроля.

Стоит заметить, что ни в одном судебном акте ни ФНС, ни налогоплательщик не учитывают сведения от производителя в отношении кода товарных группировок (ОКДП, ОКПД2), позволяющего подобрать для объекта верный код ОКОФ и не ошибиться в выборе амортизационной группы (см. дело № А27-12352/2018 ПАО «Распадская»), ведь в большинстве случаев группировки ОКОФ соответствуют группировкам ОКПД.

Также, несмотря на оттачивание опыта в работе с Общероссийским классификатором основных фондов и Классификацией Постановления Правительства РФ № 1, сами инспектора не до конца освоили правила работы с документами. Например, в деле № А13-2437/2018ООО «Лесопильный и деревообрабатывающий комбинат № 2», суды первой и апелляционной инстанций поддержали налоговый орган, переклассифицировав объект кодом ОКОФ – 14 3313270 «Приборы и устройства измерительные», имеющим нижестоящие коды (ошибка № 1: ситуация может привести к неверному определению амортизационной группы, которую согласно Классификации Постановления Правительства РФ № 1 необходимо определять напрямую по коду, и только если код не представлен напрямую, по вышестоящему коду, так как результаты могут не совпадать). Более того, арбитры согласились с неверным доводом ФНС, что объект не указан по данному коду в Классификации Постановления Правительства РФ № 1 (ошибка № 2: вид основного средства указан в документе по вышестоящему коду ОКОФ 14 3313000 «Оборудование для контроля технологических процессов» и ему определена амортизационная группа). Однако налогоплательщик со своей стороны также не смог донести арбитрам базовые принципы, изначально заложенные в документах.  

Движимое имущество продолжает помогать инспекторам перевыполнять план доначислений ФНС на год, ведь его истинное функциональное назначение – служить целям недвижимого объекта в качестве составной неотъемлемой части.

В помощь бухгалтером довод, уже ставший правоприменительным: если объекты предназначены не для обслуживания зданий, а для производства готовой продукции, они относятся к такому виду объектов основных средств как машины и оборудование, в ином случае – объекты включаются в состав недвижимого имущества (см. дело № А05-879/2018, № А05-9793/2018 – ЗАО «Лесозавод 25»). Факт отсутствия государственной регистрации права собственности на движимый объект не поможет организации. Решение налогоплательщика не реализовывать свое право на оформление имущества в качестве составной части единого недвижимого комплекса, не является основанием для освобождения налогоплательщика от обязанности учета и налогообложения имущества в порядке, предусмотренном налоговым законодательством и законодательством о бухгалтерском учете (см. дело № А53-31742/2019 ООО «ЛУКОЙЛ-Экоэнерго»).

Обстоятельство, что за предыдущие периоды ФНС фактически подтвердила обоснованность применения налоговой льготы, например, возвратив налогоплательщику сумму уплаченных налогов, не доказывает правомерность применения льготы, но может быть оценено судами как смягчающее ответственность (см. дело № А40-42906/2019 – ООО «Сити Палас»).

На что стоит также обратить внимание:

В судебном акте по делу № А40-317545/18ПАО «МОЭК», суд, подтвердив позицию ФНС об отсутствии спорного объекта – автоматизированной информационно-измерительной системы коммерческого учета электроэнергии (АИИС КУЭ) в Классификации Постановления Правительства РФ № 1, указывает на необходимость установления срока полезного использования в налоговом учете в соответствии с техническими условиями и рекомендациями изготовителей (п. 6 ст. 258 НК РФ). При этом дополнительно указав на следующие факторы: ожидаемый срок использования этого объекта; ожидаемой производительностью или мощностью; ожидаемого физического износа, зависящего от режима эксплуатации (количества смен), естественных условий и влияния агрессивной среды, системы проведения ремонта, нормативного срока службы, установленного заводом изготовителем; нормативно-правовых и других ограничений использования этого объекта. Т.е. при самостоятельном расчете срока полезного использования в налоговом учете необходимо учитывать, что срок службы объекта, указанный в технической документации, соответствует идеальным условиям эксплуатации, и, может быть, неравен сроку полезного использования (см. дело А27-12352/2018 – ПАО «Распадская»).

Для применения льготы по налогу на имущество согласно п. 21 ст. 381 НК РФ в отношении объектов, имеющих высокую энергетическую эффективность, в соответствии с перечнем таких объектов, установленным Постановлением Правительства РФ от 16.04.2012г. № 308, суд разрешил самостоятельно или с привлечением экспертной организации производить расчет показателей индикатора энергетической эффективности (ИЭЭФ)  (см. дело А40-200690/17 – ПАО «Квадра-генерирующая компания», доначислен налог на имущество в размере 55 млн. руб.) Обоснование – в стандартах отсутствуют требования, обязывающие производителей оборудования, класс энергетической эффективности которого не определен, производить расчет показателя ИЭЭФ и указывать его в технической документации, а также делать заключения об энергетической эффективности оборудования.

Краткая аннотация к судебным актам:

Таблица № 1

Наименование судебного акта / Инстанция / Заявитель

Суть спора (мнение организации, ФНС, суда)

В чью пользу

1 категория: Неверная классификация кодом ОКОФ, определение амортизационной группы и установление срока полезного использования (ст. 258 НК РФ, ст. 374 НК РФ, Классификация Постановления Правительства РФ № 1, ОКОФ ОК 013-94) / Налог на имущество организаций / Налог на прибыль организаций /

Апелляционная инстанция: Постановление восемнадцатого арбитражного апелляционного от 03.02.2020г. по делу № А07-23583/2019.

Заявитель: ПАО «Уфаоргсинтез»

Период проверки: 2014-2016гг.

Налог на имущество: недоимка – 689 034 руб., штраф – 23 056 руб., пени – 108 138 руб.

 

 

 

Налогоплательщиком в отношении спорных объектов основных средств – силосов, применен код ОКОФ 122812030 «Цистерны (баки), резервуары и другие емкости (кроме емкостей для сжатого и сжиженного газа) из черных металлов и алюминия», определена седьмая амортизационная группа согласно Классификации основных средств, со сроком полезного использования свыше 15 лет и до 20 лет включительно. Как готовые объекты (сосуды, аппараты), силосы были установлены, смонтированы, а не созданы вновь на производственной площадке производства полипропилена.

Налоговый орган с учетом введения в ОКОФ ОК 013-94, межотраслевой унификации, проведенной ЦНИИПромзданий, СНиП 2.09.03-85 «Сооружения промышленных предприятий», технических паспортов, осмотра и допроса свидетелей, доказал, что спорные объекты представляют собой инженерные сооружения, являющиеся частью технологического процесса по производству полипропилена. Для классификации необходимо применять код ОКОФ 122811271 «Силосы промышленных сооружений». Поскольку объект, как по виду, так и по подклассу и классу не обозначен в Классификации основных средств, учитывая иерархическую структуру классификатора, силосы относятся к десятой амортизационной группе по коду ОКОФ 120000000, со сроком полезного использования свыше 30 лет. Минимально допустимый срок полезного использования указанных объектов составляет 361 месяц.

 

ФНС

Кассационная инстанция: Постановление арбитражного суда Северо-Западного округа от 06.02.2020г. по делу А13-2437/2018

Заявитель: ООО «Лесопильный и деревообрабатывающий комбинат № 2»

Период проверки: 2013-2015гг.

Налог на прибыль: отдельно не выделено, общие недоимка – 2 172 415 руб., штраф – 434 483 руб., соответствующая сумма пени.

 

 

 

Налогоплательщиком в отношении спорных объектов основных средств – системы позиционирования бревен и оборудования для бесконтактного измерения ширины бруса, применен код ОКОФ 143313270 «Приборы и устройства измерительные прочие», по вышестоящему коду 143313000 «Оборудование для контроля технологических процессов» определена вторая амортизационная группа согласно Классификации основных средств, со сроком полезного использования равным 25 мес.

По мнению ФНС и судов, система позиционирования бревен и оборудование для бесконтактного измерения ширины бруса представляют собой автоматизированные контрольноизмерительные системы, функционирующие вне оборудования, осуществляющего непосредственно процесс деревообработки. Исходя из Общероссийского классификатора основных фондов, в состав оборудования для контроля технологических процессов входит код ОКОФ 14 3313270 «Приборы и устройства измерительные». В Классификаторе основных средств указанный код ОКОФ не значится.  В соответствии с п. 6 ст. 258 НК РФ для тех видов основных средств, которые не указаны в амортизационных группах, срок полезного использования устанавливается налогоплательщиком в соответствии с техническими условиями или рекомендациями изготовителей. Спорные объекты, с учетом технических характеристик, заявленных изготовителями и указанных в руководстве по эксплуатации, подлежат отнесению к третьей и четвертой амортизационным группам соответственно.

ФНС

Первая инстанция: Решение арбитражного суда республики Хакасии от 18.02.2020г. по делу № А74-11808/2019

Заявитель: АО «Хакасвзрывпром»

Период проверки: 2016-2017гг.

Налог на прибыль: недоимка – 634 428 руб., соответствующая сумма штрафа, пени – 54 357,29 руб.

 

Налогоплательщиком в отношении спорных объектов основных средств – буровых установок, применен код ОКОФ 142924291 «Станки шарошечного бурения», определена вторая амортизационная группа согласно Классификации основных средств со сроком полезного использования свыше 2 лет до 3 включительно. Как указывает организация, спорные объекты не отвечает признаку самостоятельного перемещения, поскольку при наличии гусеничного хода и электродвигателей названная буровая установка не способна самостоятельно передвигаться без постоянного подключения по электрическим кабелям к независимому от самой буровой установки источнику напряжения (стационарной трансформаторной подстанции). Наличие у буровой установки паспорта самоходной машины, его регистрация в гостехнадзоре сами по себе не являются доказательствами того, что буровая установка является самоходной машиной.

По мнению налоговой инспекции, спорная буровая установка обладает отличительными признаками как самоходной машины (относящейся к ОКОФ 142924020), так и станка для бурения взрывных скважин в горнодобывающей промышленности (относящихся к ОКОФ 14 2924290). Является самоходным транспортным средством, поскольку имеет все технические данные, параметры, характеристики, присущие для самоходной машины. Следовательно, относится к четвертой амортизационной группе со сроком полезного использования свыше 5 лет до 7 включительно, со сроком полезного использования не менее 61 мес. Позиция подтверждается соответствующей правовой позицией ВС РФ, изложенной в определениях от 12.02.2016г. №304-КГ15-19803, от 13.02.2017г. №304-КГ16-20206 и от 13.04.2017г. №304-КГ17-3127. Ссылка общества на письмо производителя спорной буровой установки не принимается арбитражным судом, поскольку указанные в нем характеристики и сведения в отношении спорного объекта основных средств не свидетельствуют о том, что он не является самоходной техникой.

ФНС

Верховный суд отказал в передаче кассационной жалобы (представления) для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии ВС РФ

Кассационная инстанция: Определение Верховного суда РФ № 304-ЭС19-28081 от 17.02.2020г. по делу № А46-4130/2018.

Заявитель: Акционерное общество «Территориальная генерирующая компания № 11» (АО «ТГК № 11»)

Период проверки: 2013-2014гг.

Налог на прибыль: уменьшение суммы неиспользованного убытка в уменьшение налоговой базы последующих налоговых периодов в соответствии со ст. 283 НК РФ на 46 229 681 руб.

 

 

Налогоплательщиком в отношении спорных объектов основных средств – дожимные компрессорные станции, применен код ОКОФ для оборудования 142912131 «Компрессоры стационарные», определена третья амортизационная группа согласно Классификации основных средств со сроком полезного использования свыше 3 лет до 5 включительно.

ФНС отнес спорное основное средство не к стационарному компрессору, а к стационарной компрессорной станции. ФНС и суды, оценив представленные сторонами доказательства (в том числе заключение эксперта; ответ поставщика с описанием, фотографиями и комплектацией объекта; договор поставки; сертификат соответствия на продукцию), полагают, что спорные объекты являются сложными объектами, установленным на фундаменте, имеющим защитные кожухи и дополнительное электрооборудование кожухов, что не позволяет отнести ее к стационарным компрессорам. Изначально указанные объекты планировались и возводились именно для эксплуатации в составе сложных единых объектов. «Дожимная компрессорная станция в составе 2-х ДКА и системы электроснабжения и управления» (Омский филиал): оборудование и сооружение являются совокупностью объединенных единым назначением вещей, неразрывно связанных между собой единым проектным назначением и технологическим режимом эксплуатации, расположенных на одном земельном участке, право собственности на которые зарегистрировано в едином государственном реестре прав на недвижимое имущество в целом как на одну недвижимую вещь.  Аналогичные признаки имеет и объект «Дожимная компрессорная станция» (Томский филиал), но без регистрации в качестве объекта недвижимости. Ввиду вышеуказанного подлежит применению п. 6 ст. 258 НК РФ, в котором предусмотрено, что для тех видов основных средств, которые не указаны в амортизационных группах классификатора, срок полезного использования устанавливается налогоплательщиком в соответствии с техническими условиями или рекомендациями изготовителей. На основе данных экспертных заключений, технических документов объектам присвоена шестая амортизационная группа (срок полезного использования свыше 10 лет до 15 включительно) и пятая (срок полезного использования свыше 7 лет до 10 включительно).

ФНС

Апелляционная инстанция: Постановление девятого арбитражного апелляционного суда № 09АП-59191/2019 и 09АП- 59192/2019 от 28.02.2020г. по делу № А40-317545/18   

Заявитель: ПАО «Московская объединенная электросетевая компания» (ПАО «МОЭК»)

Период проверки:2013-2015гг.

Налог на прибыль: недоимка – 40 846 477 руб., соответствующая сумма пени и штрафа.

1.1) Налогоплательщиком в отношении спорных 22 объектов основных средств – автоматизированных информационно-измерительных систем коммерческого учета электроэнергии и мощности (АИИС КУЭ), применен код ОКОФ 14 3020310 «Устройства управления вычислительными сетями, системами, комплексами и цифровыми электронными машинами», определена вторая амортизационная группа со сроком полезного использования 36 месяцев.

По мнению ФНС и суда присвоение данного кода ОКОФ  является ошибочным, так как объекты основных средств АИИС КУЭ являются средствами измерения, согласно описания типа средств измерения АИИС КУЭ, данные и результаты измерений могут использоваться для управления энергопотреблением, а не управлением вычислительными сетями, системами, комплексами и цифровыми электронными машинами, следовательно присвоение данным объектам указанного кода ОКОФ противоречит техническим характеристикам данных объектов и не соответствует их фактическому назначению.

Наличие в составе комплекса АИИС КУЭ элементов, имеющих непродолжительный срок полезного использования, не позволяет Обществу устанавливать общий срок полезного использования системы по данному сроку, так как в этой системе содержится и иное оборудование, например приборы учета (счетчики), УСПД, со сроком службы – 30 лет, являющиеся неотъемлемой составной частью и основой всей системы АИИС КУЭ, предназначенные для работы в системе, в которой для выполнения возложенных на нее функций необходима работа всех составляющих ее элементов. С учетом того, что АИИС КУЭ состоит из совокупности различных элементов, которые собраны в единый большой комплекс, данные объекты основных средств в Классификации основных средств не поименованы, срок полезного использования для указанных объектов основных средств соответственно Классификацией не установлен. Налогоплательщик должен устанавливать срок полезного использования по объектам основных средств АИИС КУЭ в соответствии с техническими условиями, рекомендациями изготовителей (п. 6 ст. 258 НК РФ), а также с учетом следующих факторов: ожидаемого срока использования этого объекта; в соответствии с ожидаемой производительностью или мощностью; ожидаемого физического износа, зависящего от режима эксплуатации (количества смен), естественных условий и влияния агрессивной среды, системы проведения ремонта, нормативного срока службы, установленного заводом изготовителем; нормативно-правовых и других ограничений использования этого объекта.

Таким образом, по мнению ФНС, организация необоснованно отнесла спорные объекты во вторую амортизационную группу, поскольку АИИС КУЭ: предназначена для использования в составе многоуровневых автоматизированных информационно-измерительных систем коммерческого учета электроэнергии и мощности на оптовом рынке электроэнергии (мощности); включает в себя шкаф и счётчики; согласно Общероссийскому классификатору ОС приборы учета электроэнергии и трансформаторы тока относятся к 4-й амортизационной группе к подклассу «Инструменты и приборы для измерения или проверки количественных характеристик электричества».

 

1.2) Налогоплательщиком в отношении спорных объектов основных средств – комплексов программно-технические для автоматизации управления технологическими процессами, применены коды ОКОФ: 14 3313530 «Комплексы программно-технические для автоматизации управления технологическими процессами производства», 14 3313050 «Комплексы программно-технические для автоматизированных систем контроля технологических процессов и управления технологическими процессами», 14 3020201 «ЭВМ общего назначения», определена вторая амортизационная группа как оборудованию контролирующему со сроком полезного использования 30 месяцев.

По мнению ФНС и суда, спорные объекты относятся к оборудованию для автоматизации технологических процессов. Под автоматизированной системой управления понимается система, состоящая из персонала и комплекса средств автоматизации его деятельности, реализующая информационную технологию выполнения установленных функций. Поскольку к коду ОКОФ 142911160 «Оборудование энергетическое различного назначения» относится различное энергетическое оборудование, такие объекты должны быть отнесены к пятой амортизационной группе (имущество со сроком полезного использования свыше 7 лет до 10 лет включительно).

ФНС

2 категория: Неправомерное исключение объектов первой-второй амортизационной группы из налогооблагаемой базы согласно (подп. 8 п. 4 ст. 374 НК РФ), применение пониженной налоговой ставки (ст. 380 НК РФ), налоговой льготы (ст. 381 НК РФ) / Налог на имущество организаций /

Верховный суд отказал в передаче кассационной жалобы (представления) для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии ВС РФ

Кассационная инстанция: Определение Верховного суда РФ № 304-ЭС19-28081 от 17.02.2020г. по делу № А46-4130/2018.

Заявитель: Акционерное общество «Территориальная генерирующая компания № 11» (АО «ТГК № 11»)

Период проверки: 2013-2014гг.

Налог на имущество: недоимка – 116 647 329 руб., штраф – 11 664 732,21 руб., пени – 35 338 023,96 руб.

Налогоплательщиком в отношении спорных объектов, которые, по его мнению, относятся к линиям энергопередачи, а также сооружениям, являющимся неотъемлемой технологической частью указанных объектов, применил пониженную налоговую ставку по налогу на имущество.

ФНС и суды признали, что спорное имущество, используемое в производстве электрической и тепловой энергии, не может быть отнесено к имуществу, в отношении которого применяются пониженные налоговые ставки. Доводы организации о необоснованном сужении круга субъектов в лице генерирующих компаний, имеющих право на льготу, на балансе которых учтено оборудование, участвующее в цепи передачи электроэнергии до потребителей, несостоятельны. Законодатель предусмотрел применение пониженной налоговой ставки в отношении не всего имущества субъектов электроэнергетики, перечисленных в ст. 3 Федерального закона от 26.03.2003г. № 35-ФЗ «Об электроэнергетике», а только имущества, непосредственно участвующего в процессе передачи электрической энергии и указанного в Перечне, утвержденном постановлением Правительства Российской Федерации от 30.09.2004г. № 504.

 

ФНС

Апелляционная инстанция: Постановление девятого арбитражного апелляционного суда № 09АП-81167/2019 от 13.02.2020г. по делу № А40-200690/17

Заявитель: ПАО «Квадра-генерирующая компания»

Период проверки: 2012-2014гг.

Налог на имущество: недоимка – 54 592 229 руб., не выделено отдельно от категории 3 штраф – 10 520 221 руб., пени – 14 151 911 руб.

Налогоплательщиком в отношении спорных объектов (котлы-утилизаторы, газотурбинная установка, газовая компрессорная установка, паровые турбины стационарные для привода электрических генераторов), которые, по его мнению, имеют высокую энергетическую эффективность, в соответствии с Перечнем объектов, имеющих высокую энергетическую эффективность, для которых не предусмотрено установление классов энергетической эффективности, утвержденным Постановление Правительства Российской Федерации от 16.04.2012 № 308,  применил налоговую льготу, предусмотренную п. 21 ст. 381 НК РФ.

Налоговый орган, признавая неправомерным отнесение перечисленных выше объектов к объектам с высокой энергетической эффективностью, со ссылкой на заключения экспертов, в том числе указал на отсутствие у налогоплательщиков права самостоятельно рассчитывать показатель ИЭЭФ для отнесения оборудования в состав льготируемого.

Как указывает суд, поскольку действующее налоговое законодательство не содержит отдельного понятия индикатора энергетической эффективности (ИЭЭФ), порядка его определения и не устанавливает круг лиц, имеющих право производить его расчет, то в силу ст. 11 НК РФ термин ИЭЭФ должен применяться в том значении, в котором он используется в отраслевом законодательстве.  Положения ГОСТ Р 51380-99 «Энергосбережение.  Методы подтверждения соответствия показателей энергетической эффективности энергопотребляющей продукции их нормативным значениям.  Общие требования», также, как и иных стандартов не содержат требований, обязывающих производителей оборудования, класс энергетической эффективности которого не определен, производить расчет показателя ИЭЭФ и указывать его в технической документации, а также делать заключения об энергетической эффективности оборудования. Следовательно, налогоплательщик вправе самостоятельно или с привлечением экспертной организации, произвести расчет показателей ИЭЭФ.

В отношении довода налогового органа о злоупотреблении правом в виду включения всех спорных объектов в перечень генерирующих объектов, с использованием которых осуществляется поставка мощности по договорам о предоставлении мощности, в состав цены которых уже входит налог на имущество организаций, суд сообщает. Сам по себе факт включение части налога на имущество организаций в состав цены мощности не свидетельствует о злоупотреблении правом в случае заявления льготы по одному или нескольким объектам, входящим в общий объект генерации, поскольку налог включается только в доле и компенсация фактически производится только в случае реальной продажи мощности и только пропорционально ее выработке и объему продаж, что не является равнозначным компенсации налога путем его возврата из бюджета в полном объеме.

Налогоплательщик

Апелляционная инстанция: Постановление четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 14.02.2020г. по делу № А05-266/2019

Заявитель: ООО «Башнефть-Полюс» Период проверки: 2014-2015гг.

Налог на имущество: отдельно не выделено, общие недоимка – 7 507 980 руб., соответствующие суммы штрафа и пени.

 

 

 

1) Налогоплательщик признал спорный объект (растворно-солевого узел (РСУ)) движимым имуществом, классифицировал его кодом ОКОФ 142928110 «Комплекс оборудования для приготовления, обработки, очистки промывочного раствора и регенерации утяжелителей на буровых установках» со сроком полезного использования 36 месяцев (вторая амортизационная группа), и освободил объект от уплаты налога на имущество в соответствии с п. 8 ст. 374 НК РФ.

По мнению налогового органа, указанный объект не являет движимым имуществом, входит в состав обособленного недвижимого комплекса конструктивно - сочлененных предметов, представляющих собой единое целое и предназначенных для выполнения определенной работы (приготовление солевых и иных растворов) и при удалении какого-либо объекта, полноценное функционирование Комплекс РСУ невозможно. Кроме того, налоговый орган указывает, что спорный объект соответствует коду ОКОФ 14 2949131 «Линии технологические комплектные, установки и агрегаты по производству неорганических химических продуктов» и относится к четвертой амортизационной группе, поскольку расположен не на буровой установке и не выполняет функции приготовления, обработки, очистки промывочного раствора и регенерации утяжелителей на буровых установках.

Судом апелляционной инстанции установлено, что РСУ представляет собой перечень оборудования, расположенного в здании, и предназначенного не для обслуживания здания.

2) Налогоплательщик признал спорный объект (дренажную емкость) движимым имуществом, применив льготу в соответствии с п. 25 ст. 381 НК РФ.

Апелляционная инстанция пришла к выводу, что спорный объект может быть демонтирована без ущерба, установлена в ином месте, в том числе сама емкость в целях производственного цикла может быть заменена на аналогичную. Тот факт, что она врыта в землю также безусловно не свидетельствует о том, что емкость является объектом недвижимости.

Налогоплательщик

Первая инстанция: Решение арбитражного суда кемеровской области от 17.02.2020г. по делу № А27-27453/2019  

Заявитель: ООО «ММК-Уголь»

Период проверки: 2016 г.

Налог на имущество: штраф – 239 988 руб.

 

Налогоплательщиком в отношении спорных объектов, которые, по его мнению, относятся к линиям энергопередачи, а также сооружениям, являющимся их неотъемлемой технологической частью, применил пониженную налоговую ставку по налогу на имущество организаций, предусмотренную п. 3 ст. 380 НК РФ. Как указывает организация, ссылки на ГОСТы или Федеральный закон № 35-Ф3 «Об электроэнергетике», определяющие юридическое значение ЛЭП для целей налогового законодательства, неправомерны, ввиду того, что все требуемые характеристики и составные части ЛЭП уже даны в Перечне, утвержденным постановлением Правительства РФ от 30.09.2004 №504, на который прямо ссылается п. 3 ст. 380 НК РФ. Указания на то, что владелец линии электропередачи (ЛЭП) должен непременно оказывать услуги энергоснабжения и (или) услуги по передаче электроэнергии каким-либо третьим лицам в законодательстве отсутствуют.

Однако суд пришел к выводу о незаконности применения Обществом пониженной налоговой ставки, так как данные объекты, в соответствии с положениями п. 3 ст. 380 НК РФ и Перечня № 504, не относятся к линиям энергопередачи, а также сооружениям, являющимся их неотъемлемой технологической частью, поскольку в соответствии со своим функциональным назначением не используются и не могут быть использованы для передачи электрической энергии третьим лицам.

ФНС

Апелляционная инстанция: Постановление семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 17.02.2020г. по делу № А50-12672/2018

Заявитель: АО «Соликамскбумпром»

Период проверки: 2013-2015 гг.

Налог на имущество: недоимка – 4 096 673 руб., штраф - 145 631 руб., пени – 815 953,4 руб.

 

Налогоплательщиком в отношении спорных 90 объектов, которые, по его мнению, относятся к линиям энергопередачи, а также сооружениям, являющимся их неотъемлемой технологической частью (трансформаторы, установки бесперебойного электроснабжения, кабельные линии, воздушные линии и проч.), применил пониженную налоговую ставку по налогу на имущество организаций, предусмотренную п. 3 ст. 380 НК РФ.

По мнению налогового органа, организация неправомерно применяло льготу по п. 3 ст. 380 НК РФ, поскольку данной льготой могут воспользоваться только организации, которые осуществляют экономическую деятельность в сфере электроэнергетики и на балансе которых учитываются электрические сети и иные объекты электросетевого хозяйства, входящие в единую национальную (общероссийскую) электрическую сеть. Доводы налогового органа о том, что правом на льготу обладает только налогоплательщик, являющийся сетевой организацией, судом апелляционной инстанции рассмотрены и отклонены.

Суд первой инстанции обоснованно принял ссылку  налогоплательщика  на постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 25.04.2019г. № 19-П, о том, что деятельность собственников (владельцев) объектов электросетевого хозяйства по обеспечению перетока электрической энергии через свои объекты электросетевого хозяйства иным потребителям электрической энергии, не предусматривающая в системе действующего правового регулирования получение от нее дохода как от предпринимательской или иной экономической деятельности, является одним из средств обеспечения передачи территориальными сетевыми организациями электрической энергии потребителям. Несмотря на то, что такие собственники не получают доход от деятельности, связанной с транзитом (перетоком), их деятельность рассматривается в Постановлении КС № 19-П, как направленная на обеспечение передачи потребителям электроэнергии территориальными сетевыми организациями. Налогоплательщик, как участник экономических отношений в области электроэнергетики, осуществляя передачу электроэнергии третьим лицам в процессе перетока (транзита), непосредственно выполняет функцию сетевой организации по передаче потребителям электроэнергии. Поскольку электросетевое хозяйство, принадлежащее организации, не имеющему статуса сетевой, входит в ЕЭС, участвует в передаче электрической энергии, в том числе обеспечивая возможность осуществления деятельности сетевых организаций по оказанию услуг по передаче электрической энергии, суд первой инстанции  пришел к правомерному  выводу о возможности отнесения налогоплательщика к субъектам электроэнергетики в смысле, придаваемом этому понятию нормативными правовыми актами об электроэнергетике, следовательно, обложение налогом на имущество спорных объектов, принадлежащих организации, должно производиться по той же ставке, что и имущество сетевой организации.

Налогоплательщик

Апелляционная инстанция: Постановление тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 19.02.2020г. по делу № А56-20674/2016  

Заявитель: АО «ИНТЕР РАО-Электрогенерация»

Период проверки: 1 кв.2015г.

Налог на имущество: недоимка – 779 653 руб.

 

Налогоплательщиком в отношении спорных объектов, которые, по его мнению, относятся к линиям энергопередачи, а также сооружениям, являющимся их неотъемлемой технологической частью, применил пониженную налоговую ставку по налогу на имущество организаций, предусмотренную п. 3 ст. 380 НК РФ. По мнению. ФНС и суда, имущество, используемое в производстве электрической энергии, несмотря на связь этого процесса с процессом передачи энергии, не может быть отнесено к льготируемому на основании п. 3 ст. 380 НК РФ. Спорные объекты основных средств филиала организации «Северо-Западная ТЭЦ», исходя из их функционального назначения и характеристик, являются оборудованием, обеспечивающим производство (выработку), преобразование и передачу электроэнергии до точки разграничения эксплуатационной ответственности ТЭЦ и сетевых организаций (т.е. до начала линий электропередачи), и находятся в зоне балансовой и эксплуатационной ответственности ТЭЦ, не относятся к линиям энергопередачи, а также сооружениям, являющимся неотъемлемой технологической частью указанных объектов и, следовательно, не относятся к имуществу по смыслу Перечня № 504, в отношении которого применяются льготы по налогу на имущество.

ФНС

Апелляционная инстанция: Постановление первого арбитражного апелляционного суда от 20.02.2020г. по делу № А11-16806/2018  

Заявитель: ООО «ЛУКОЙЛ-Центрнефтепродукт»

Период проверки:2015г.

Налог на имущество: недоимка – 131 735 руб., соответствующие суммы пени.

 

Налогоплательщиком в отношении спорных 68 объектов, которые, по его мнению, относятся к линиям энергопередачи, а также сооружениям, являющимся их неотъемлемой технологической частью, применил пониженную налоговую ставку по налогу на имущество организаций, предусмотренную п. 3 ст. 380 НК РФ.

ФНС указывает на то, что спорные объекты предназначены и фактически используются для обеспечения собственных нужд Общества электроэнергией, а не для передачи электроэнергии иным субъектам, что исключает возможность применения в отношении спорных объектов пониженной ставки налога на имущество организаций.  Налоговый орган указывает, что опосредованное присоединение третьих лиц к объектам электросетевого хозяйства на АЗС № 52 (г. Покров) не может рассматриваться как деятельность Общества по передаче электроэнергии.

Судом первой инстанции обоснованно установлено, что спорное имущество непосредственно участвует в приеме - передаче электроэнергии третьим лицам (Шохину А.С, ООО «СагаГаз», НТК «Турист», СНТ «Строитель-4») и соответствует техническим характеристикам, отраженным в Перечне № 504. Отсутствие прямых договоров Общества с третьими лицами, в данном случае, не может препятствовать применению налогоплательщиком пониженной налоговой ставки. В соответствии с правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в Постановлении от 25.04.2019г. № 19-П, переток электроэнергии является разновидностью ее передачи, только лишь безвозмездной (без установления и взимания соответствующего тарифа), с использованием одного и того же по функциональным характеристикам оборудования. Из анализа положений статьи 26 Федерального закона об электроэнергетике, пункта 6 Правил №861 комплекс организационно и технологически связанных действий, подпадающих под понятие «услуги по передаче электрической энергии», оказывают, помимо сетевых организаций, также и иные владельцы объектов электросетевого хозяйства, к которым в надлежащем порядке технологически присоединены энергопринимающие устройства или объекты электроэнергетики. Довод налогового органа о том, что налогоплательщик услуги по передаче электроэнергии оказывать не мог, следовательно, спорное оборудование не используется для передачи электроэнергии, не может быть принят во внимание суда, поскольку при различиях между сетевой организацией и иным владельцем электросетевого хозяйства электрические сети используются в равной степени для единой цели - передачи электрической энергии.

Налогоплательщик

Апелляционная инстанция: Постановление восьмого арбитражного апелляционного суда от 20.02.2020г. по делу № А46-2413/2019

Заявитель: Акционерное общество «Территориальная генерирующая компания № 11» (АО «ТГК № 11») Период проверки:2013-2014гг.

Налог на имущество: недоимка – 3 098 763 руб.

 

Налогоплательщик в результате разукрупнения признал часть недвижимого имущества движимым (объект «Дожимная компрессорная станция в составе 2-х ДКА и системы электроснабжения и управления» разделен на два: «Оборудование дожимной компрессорной станции» и «Сооружение дожимная компрессорная станция»), в следствие чего, уменьшен налог на имущество организаций.

ФНС указывает, что объект основных средств «Дожимная компрессорная станция в составе 2-х ДКА и системы электроснабжения и управления» является единым объектом – стационарной компрессорной станцией со сроком полезного использования 240 месяцев, амортизационной группой шестой.

ДКС является сложных объектом, установленным на фундаменте, имеющим защитные кожухи и дополнительное электрооборудование кожухов, что не позволяет отнести их к стационарным компрессорам как имуществу третьей амортизационной группы и не предполагает разукрупнение объектов.

Из информации, представленной Федеральным агентством по техническому регулированию и метрологии (Госстандарта) письмом от 25.04.2017г. № БП-6606/06 следует, что объект «Дожимная компрессорная станция в составе 2-х ДКА и системы электроснабжения и управления» может быть отнесен к объекту недвижимого имущества как единый конструктивный объект капитального строительства с присвоением кода 12 4521000 «Сооружения топливно-энергетических, металлургических, химических и нефтехимических производств». Ссылки организации на то, что сроки полезного использования устанавливаются не технической документацией, а Постановлением Правительства РФ от 01.01.2002 № 1, не принимаются судом во внимание, так как в результате разукрупнения срок полезного использования двух образовавшихся объектов не изменился и определен для целей бухгалтерского учета в 240 месяца. При этом суд апелляционной инстанции считает, что присвоение оборудованию в соответствии с Постановлением Правительства РФ от 01.01.2002 № 1 «О Классификации основных средств, включаемых в амортизационные группы» иной, чем фундаменту амортизационной группы и, как следствие, срока амортизации в 37 месяцев невозможно, поскольку, во-первых, оборудование не выполняет самостоятельной функции основных средств; во-вторых, доказательств того, что через 3 года ДКС по рекомендации изготовителя потребуется замена оборудования на новое, организация в материалы дела не представила.

ФНС

Апелляционная инстанция: Решение арбитражного суда Ростовской области от 21.02.2020г. по делу № А53-31742/2019  

Заявитель: ООО «ЛУКОЙЛ-Экоэнерго»

Период проверки:2017г.

Налог на имущество: недоимка – 1 947 975,00 руб., штраф – 194 797,50 руб., пени – 273 235,91 руб.

 

1) Налогоплательщик спорные объекты (быстропадающий щит с 31.10.2014 код ОКОФ – 14 3520000  с амортизационной группой  - «шестая» (имущество со сроком полезного использования свыше 10 лет до 15 лет включительно) согласно Классификации основных средств, быстропадающий щит с 20.12.2017г. код  ОКОФ - 330.28.92.30  с амортизационной группой «пятая» (имущество со сроком полезного использования свыше 7 лет до 10 лет включительно) согласно Классификации основных средств) признал движимым имуществом и в соответствии с п. 25 ст. 381 НК РФ освободил от налога на имущество организаций.

По мнению ФНС и суда, единственным функциональным назначением падающих щитов является предотвращение аварийной ситуации на ГЭС. Использование спорного объекта вне связи со зданием ГЭС невозможно, поскольку указанные щиты являются специальными сооружениями, создаваемыми по отдельному техническому проекту для конкретной ГЭС и с определенным функциональным назначением.   На основании изложенного суд приходит к выводу о том, что быстропадающий щит является сложной вещью, в состав которой может входить как движимое, так и недвижимое имущество, предполагающее использование по общему назначению, и рассматриваемое как одна вещь, и соответствует понятию, предусмотренному ст. 130 ГК РФ, недвижимое имущество, в связи с чем, основания для применения льготы отсутствуют. Факт отсутствия государственной регистрации права собственности в связи с тем, что налогоплательщик не реализовал свое право на оформление имущества в качестве составной части единого недвижимого комплекса, не является основанием для освобождения налогоплательщика от обязанности учета и налогообложения спорного имущества в порядке, предусмотренном налоговым законодательством и законодательством о бухгалтерском учете. Суд учитывает, что в свидетельстве о государственной регистрации права поименовано Здание ГЭС, в состав которого входит быстропадающий щит, что следует из проектной документации, поскольку БПЩ самостоятельно функционировать не может, а исключительно в составе единого объекта.

2) Налогоплательщиком в отношении спорных объектов, которые, по его мнению, относятся к линиям энергопередачи, а также сооружениям, являющимся их неотъемлемой технологической частью (устройство УППТ ОКОФ 143120460; ячейка РУ ОКОФ 143120160; оборудование ОРУ ОКОФ 143120105 и проч.), применил пониженную налоговую ставку по налогу на имущество организаций, предусмотренную п. 3 ст. 380 НК РФ. По мнению организации, для целей применения пониженной налоговой ставки, предусмотренной п. 3 ст. 380 НК РФ, не имеет значения ни отсутствие статуса сетевой организации, ни его основной вид деятельности.

Однако, как указывает суд, с учетом функционального назначения объектов, вида деятельности организации применение ФНС общеустановленной ставки налога в отношении имущества, не относящегося к линиям электропередачи, является обоснованным. Ссылка организации на Постановление № 19-П от 25.04.2019г. где Конституционный суд подтверждает позицию о том, что переток электроэнергии является разновидностью ее передачи, в данном случае судом отклоняется по следующим основаниям. Во-первых, пункт 6 Правил недискриминационного доступа к услугам по передаче электрической энергии и оказания этих услуг являлся предметом рассмотрения Конституционного суда Российской Федерации постольку, поскольку на его основании в системе действующего правового регулирования разрешался вопрос о возможности оплаты собственнику (владельцу) объектов электросетевого хозяйства, утратившему, в связи с введением в действие Постановления Правительства РФ «Об отнесении владельцев объектов электросетевого хозяйства к территориальным сетевым организациям» статус территориальной сетевой организации, деятельности по обеспечению перетока электрической энергии ее потребителям на розничном рынке электрической энергии, чьи энергопринимающие устройства опосредованно присоединены к электрическим сетям территориальной сетевой организации через объекты электросетевого хозяйства указанного собственника (владельца). Таким образом, вопрос, рассмотренный Конституционным судом Российской Федерации, по поводу которого вынесено вышеуказанное Постановление, никаким образом не пересекается с предметом требований, предъявленных организацией. Во-вторых, вышеуказанным Постановлением, Конституционный суд РФ рекомендует Правительству Российской Федерации установить правовой механизм возмещения указанных расходов в срок не позднее 1 января 2020 года. До вступления в силу нового правового регулирования п. 6 Правил недискриминационного доступа к услугам по передаче электрической энергии и оказания этих услуг подлежит применению в действующей редакции.

 

ФНС

Апелляционная инстанция: Постановление девятого арбитражного апелляционного суда № 09АП-59191/2019 и 09АП- 59192/2019 от 28.02.2020г. по делу № А40-317545/18   

Заявитель: ПАО «Московская объединенная электросетевая компания» (ПАО «МОЭК»)

Период проверки:2013-2015гг.

Налог на имущество: недоимка – 605 222 133 руб., штраф – 67 093 708,37 руб., пени – 58 754 997 руб.

Налогоплательщик признал спорное имущество (блочная комплектная трансформаторная подстанция, воздушная линия электропередачи, кабельные линии и проч.) движимым, не облагаемым налогом на имущество согласно пп.8 п.4 ст. 374 НК РФ и п. 25 ст. 381 НК РФ.

Налоговым органом не доказано, что все спорные объекты имеют признаки недвижимого имущества, так как налогоплательщик обосновал возможность перемещения их без существенного ущерба назначению. Апелляционная коллегия соглашается с выводами суда первой инстанции о том, что в рамках настоящего дела налоговым органом, не доказано, что спорные объекты представляют собой единую неделимую вещь (в том числе в силу государственной регистрации, как ЕНК); не доказано, что ПАО «МОЭСК» в силу совершаемых им сделок, применяет к группе спорных объектов единый правовой режим «сложной вещи» (в том числе правовой режим «главной вещи и принадлежности»); доказано, что спорные объекты каждый сам по себе является самостоятельной вещью, которая участвует в обороте вне зависимости от иных вещей, находящихся у организации на балансе. Таким образом, довод налогового органа о наличии у спорных объектов признаков недвижимого имущества, не соответствует ст. 11 НК РФ, не основывается на понятиях, определенных положениями ст. ст. 133, 134,135 ГК РФ.

Налогоплательщик

 

 

Дело на новом рассмотрении

Апелляционная инстанция: Постановление Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 14.02.2020г. по делу № А05-9793/2018.

Заявитель: ЗАО «Лесозавод 25»

Период проверки: 2013-2015гг.

Налог на имущество: недоимка – 27 924 994 руб., соответствующая сумма пени и штрафа.

 

 

 

Налогоплательщик признал спорное имущество (оборудования линии сортировки сухих пиломатериалов, оборудования ТЭЦ и проч.) движимым, не облагаемым налогом на имущество согласно пп.8 п.4 ст. 374 НК РФ и п. 25 ст. 381 НК РФ.

При новом рассмотрении дела суду предписано учесть изложенную в определении Верховного Суда Российской Федерации от 12.07.2019г. № 307-ЭС19-5241 правовую позицию, дать оценку доводам общества и возражениям налогового органа. Общество последовательно отмечает, что спорные объекты не предусмотрены инфраструктурой зданий, не отражено в технических паспортах, имеет иной срок полезного использования; предназначено не для обслуживания зданий, а для изготовления готовой продукции, либо обслуживания производственного процесса, в связи с этим отнесено к движимому имуществу в целях обложения налогом на имущество организаций. В материалах дела усматривается, что на основании разрешений на строительство от 11.04.2013г., от 07.08.2014г., выданных мэрией города Архангельска, общество осуществляло строительство объектов капитального строительства, а также в проверенном периоде приобрело ряд объектов основных средств для производства готовой продукции, расположив их внутри зданий. В рассматриваемом случае спорные объекты поставлены обществу иностранными компаниями как предназначенные для установки на линию сортировки и пакетирования сухих обрезных пиломатериалов, для монтажа в ТЭЦ, для установки на линию по изготовлению древесных гранул из отходов деревообработки. Оборудование приобретено организацией как движимое имущество и принято к учету в таком качестве после окончания монтажа как самостоятельные инвентарные объекты основных средств. Объекты движимого имущества, формирующие производственные линии и ТЭЦ, согласно Общероссийскому классификатору основных фондов ОК 013-94, предназначены не для обслуживания зданий, а для производства готовой продукции, относятся к такому виду объектов основных средств как машины и оборудование, классификатором прямо не предусмотрено их включение в состав зданий. В рассматриваемом случае, целью оборудования (за исключением автоматическое системы пожаротушения), принятого организацией на учет в качестве движимого имущества, не является обслуживание зданий.

Таким образом, представленные налоговым органом и обществом заключения экспертов, полученные во внесудебном порядке, проведены по вопросам, не имеющим значения для правильного разрешения настоящего спора, и по существу сводятся к оценке экономической целесообразности последующего демонтажа оборудования в случае перемещения производства, если такое решение будет принято в будущем. Ссылка на введение к ОК 013-94, где отражено, что встроенные котельные установки (бойлерные, тепловые пункты), включая их оборудование по принадлежности, также относятся к зданиям, также не может быть принята, поскольку основные фонды отдельно стоящих котельных относят к соответствующим разделам: «Здания (кроме жилых)», «Машины и оборудование» и др. В рассматриваемом споре здание ТЭЦ является отдельно стоящим, следовательно, оборудование, установленное в нем, в силу требований ОК 013-94 подлежит отнесению к разделу «Машины и оборудование».

Налогоплательщик

Первая инстанция: Решение арбитражного суда Архангельской области от 26.02.2020г. по делу № А05-11964/2019.

Заявитель: ООО «Группа компаний «УЛК»

Период проверки: 12.01.2015г. по 31.12.2016г.

Налог на имущество: недоимка – 2 621 202 руб.

Налогоплательщик признал спорное имущество (технологическое оборудование (рубительные машины, линия сортировки технологического оборудования, линия пакетирования, находящегося в здании сортировки сырых пиломатериалов, блок 2 здания 2-х линий пакетирования ЦКС-2 и здании 2-х линий пакетирования ЦКС-2) движимым, не облагаемым налогом на имущество согласно п. 25 ст. 381 НК РФ.

Здания (недвижимое имущество) приобретены одновременно с оборудованием (за исключением рубительных машин). На момент приобретения зданий оборудование уже было установлено. Следовательно, объекты являются составными частями сложного неделимого объекта. По мнению ФНС, спорные объекты и недвижимые объекты – здание сортировки сырых пиломатериалов, блок-2 здание 2-х линий пакетирования ЦКС-2, здание 2-х линий пакетирования ЦКС 2 представляют собой единое целое и предназначены для получения целевого продукта по единому технологическому процессу (обработка древесины) и соответственно получения дохода организации. Исключение какого-либо объекта, например, линий пакетирования, приведет к нарушению технологического процесса и к нарушению качественных характеристик продукта. Перечисленные объекты основных средств не предназначены для выполнения своих функций отдельно от основного объекта, являются конструктивно связанными с ним и не могут быть изъяты или заменены без нарушения конструктивных связей, поэтому, в соответствии со статьей 134 ГК РФ, если разнородные вещи образуют единое целое, предполагающее использование их по общему назначению, они рассматриваются как одна вещь (сложная вещь). В зданиях размещено оборудование, являющееся частью производственного комплекса, которое при их установке прочно соединено с этими зданиями. Освобождение зданий от производственно-технологического оборудования без причинения вреда самому оборудованию и зданию, в котором оно размещено, невозможно. Указанные здания у предыдущего собственника и в настоящее время использовались по единому назначению. Указанное движимое имущество, учтенное в качестве самостоятельных инвентарных объектов, облагается налогом в составе единого объекта недвижимости.

Суд находит обоснованной ссылку организации на правовую позицию Верховного Суда Российской Федерации, изложенную в определении от 12.07.2019г. №307-ЭС19-5241. Формальная определенность налоговых норм предполагает их достаточную точность, чем обеспечивается их правильное понимание и применение. Поэтому Налоговый кодекс предписывает, что необходимые элементы налогообложения должны быть сформулированы таким образом, чтобы каждый точно знал, какие налоги, когда и в каком порядке он обязан платить (п. 6 ст. 3 НК РФ). Сам по себе факт монтажа оборудования в специально возведенном для его эксплуатации здании, в том числе, если последующий демонтаж и перемещение оборудования потребуют несения дополнительных затрат и частичной ликвидации здания, не означает, что назначением оборудования становится обслуживание здания. При этом суд учитывает, что в настоящее время часть оборудования уже демонтирована и реализована, в том числе, рубительные машины, при этом зданию ущерб не нанесен.

Налогоплательщик

Кассационная инстанция: Постановление арбитражного уда Московского округа от 25.02.2020г. по делу № А40-42906/2019.  

Заявитель: ООО «Сити Палас»

Период проверки: 2013-2015 гг.

Налог на имущество: штраф – 7 815 452 руб., пени – 14 234 919 руб.

 

Налогоплательщик признал спорное имущество, имеющим высокий класс энергетической эффективности, и применил льготу согласно п. 21 ст. 381 НК РФ.

По мнению ФНС и суда, предусмотренная п. 21 ст. 381 НК РФ льгота имеет целевое назначение – стимулирование использования современного энергоэффективного оборудования, повышение энергетической эффективности жилой недвижимости, и не предназначена для объектов коммерческой недвижимости. Судами проанализированы соответствующие СНИПы и ГОСТы и сделан обоснованный вывод о том, что само по себе упоминание в пункте 3 Требований к правилам определения класса энергетической эффективности многоквартирных домов (утв. постановлением Правительства Российской Федерации от 25.01.2011г. № 18) о возможности установления класса энергетической эффективности для зданий, строений и сооружений, не являющихся многоквартирными домами, по решению застройщика или собственника, не означает, что на такие объекты может быть распространена налоговая льгота. Представленные налогоплательщиком паспорта энергоэффективности, как правильно установили суды, не давали оснований для использования налоговой льготы, предусмотренной п. 21 ст. 381 НК РФ. Суды приняли во внимание, что за предыдущие налоговые периоды (2013 – 2015 гг., 1 квартал 2016 года) инспекция фактически подтвердила обоснованность применения налоговой льготы, возвратив налогоплательщику сумму уплаченного налога. Это обстоятельство не подтверждает правомерность применения льготы, но могло быть оценено судами как смягчающее ответственность обстоятельство.

ФНС

Первая инстанция: Решение арбитражного суда г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 12.02.2020г. по делу № А56-101745/2019.

Заявитель: ООО «Лиговский 140».

Период проверки: 2015-2016гг.

Налог на имущество: недоимка – 3 699 611 руб., пени – 614 744 руб. 90 коп.

 

 

Налогоплательщик признал спорное имущество, имеющим высокий класс энергетической эффективности, и применил льготу согласно п. 21 ст. 381 НК РФ. Объекты, по которым заявлена льгота, находятся в бизнес-центре, расположенном по адресу: Санкт-Петербург, Лиговский пр., д.140, лит. А.

Как указывает ФНС и суд, из взаимосвязанных положений п. 5 ст. 2, п. 6 ст.6, п. 4 ст. 10 и п. 1 ст. 12 Закона об энергосбережении следует, что класс энергетической эффективности как особая характеристика, отражающая   энергетическую эффективность продукции, определяется в отношении товаров (оборудования и иного движимого имущества), а также в отношении многоквартирных домов. Применение для целей налогообложения энергетического паспорта, составленного самим налогоплательщиком в ситуации, когда законодательством не установлены критерии для определения классов энергетической эффективности нежилых зданий, строений, сооружений свидетельствует о предоставлении индивидуальных налоговых льгот, что в соответствии с абзацем вторым п. 1 ст. 56 НК РФ недопустимо. В отношении зданий, строений и сооружений, не являющихся многоквартирными домами, Правила определения класса энергетической эффективности до настоящего времени не установлены. Таким образом, организация не имеет право на льготу на имущество. Аналогичная правовая позиция приведена в определении Верховного Суда Российской Федерации от 03.08.2018 № 309-КГ-18-5076, Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 4 (2018) (утв. Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 26.12.2018). В заявлении Общество ссылается на то, что в его действиях отсутствует состав налогового правонарушения, поскольку оно действовало в соответствии с разъяснениями Минфина России, изложенными в письме от 02.02.2017г. № 03-05-0401/5599, направленном Письмом ФНС России от 03.02.2017г. № БС-4-21/1991 для руководства и использования в работе сотрудниками налоговых органов, осуществляющих администрирование налога на имущество организаций. Между тем это обстоятельство было учтено Инспекцией при принятии оспариваемого решения. Организация была освобождена от уплаты штрафа и пеней на недоимку за 2016 г., что соответствует подп. 3 п. 1 ст. 111 НК РФ.

ФНС

Первая инстанция: Решение арбитражного суда Московской области от 11.02.2020г. по делу № А41-100342/19.

Заявитель: ООО «УК «Центр Менеджмент».

Период проверки: 2017г.

Налог на имущество: недоимка – 29 064 849 руб., штраф – 5 812 970 руб., пени – 2 989 077 руб. 51 коп.

Налогоплательщик признал спорное имущество – жилые помещения, расположенные в многоквартирных домах, имеющим высокий класс энергетической эффективности, и применил льготу согласно п. 21 ст. 381 НК РФ.

По мнению суда, поскольку законодательно не установлено запрета нахождения в составе многоквартирного дома нежилых помещений (например, встроенно-пристроенных общественного назначения), здание признается законодателем многоквартирным домом вне зависимости от наличия или отсутствия в нём нежилых встроенно-пристроенных помещений общественного назначения, главным критерием признания здания многоквартирным домом является наличие в нем двух и более жилых помещений (квартир). Доводы ФНС о том, что спорная налоговая льгота может применяться в отношении многоквартирных домов, состоящих только из жилых помещений (квартир) не соответствует нормам права. В противном случае имело бы место предоставление индивидуальных налоговых льгот, что в соответствии с абз. 2 п. 1 ст. 56 НК РФ недопустимо. Суд считает, что организацией представлен надлежащий документ, а именно, заключение Главгосстройнадзора Московской области, подтверждающий, что на момент ввода в эксплуатацию спорных многоквартирных домов уполномоченным государственным органом этим домам присвоен высокий класс энергетической эффективности, что является достаточным основанием для предоставления льготы. Доводы инспекции о том, что орган строительного надзора субъекта Российской Федерации, в данном случае Главгосстройнадзор Московской области, не является государственным органом, который уполномочен определять класс энергетической эффективности многоквартирных домов, отклоняются судом, как основанные на ошибочном толковании положений Закона № 261-ФЗ, прямо указывающих на то, что уполномоченным органом по определению класса энергетической эффективности многоквартирных домов являются органы строительного надзора.

Налогоплательщик

Первая инстанция: Решение арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 10.02.2020г. по делу № А56-129672/2019.

Заявитель: ООО «Десна Московский».

Период проверки: 2015-2017 гг.

Налог на имущество: недоимка – 18 269 130 руб., штраф – 1 826 913 руб.,

пени – 3 994 151 руб.,

Налогоплательщик признал спорное имущество (бизнес-центр, расположенный по адресу: Санкт- Петербург, ул. Решетникова, д.14, лит. А), имеющим высокий класс энергетической эффективности, и применил льготу согласно п. 21 ст. 381 НК РФ.

Применение для целей налогообложения энергетического паспорта, составленного самим налогоплательщиком в ситуации, когда законодательством не установлены критерии для определения классов энергетической эффективности нежилых зданий, строений, сооружений свидетельствует о предоставлении индивидуальных налоговых льгот, что в соответствии с абзацем вторым п. 1 ст. 56 НК РФ недопустимо.

Предусмотренная п. 21 ст. 381 НК РФ льгота имеет целевое назначение – стимулирование использования современного энергоэффективного оборудования, повышение энергетической эффективности жилой недвижимости, и не предназначена для объектов коммерческой недвижимости.  Таким образом, Общество не имеет права на льготу по налогу на имущество организаций. То обстоятельство, что ИФНС № 23 при проведении камеральных проверок за 2015 и 2016 гг. подтверждала право организации на льготу по налогу на имущество организаций в отношении бизнес-центра, расположенного по адресу: Санкт- Петербург, ул. Решетникова, д.14, лит. А, не имеет правового значения при рассмотрении настоящего спора, поскольку не означает незаконность оспариваемого решения.  При проведении камеральной налоговой проверки налоговый орган не вправе истребовать у налогоплательщика дополнительные сведения и документы, если иное не предусмотрено ст. 88 НК РФ или если представление таких документов вместе с налоговой декларацией (расчетом) не предусмотрено НК РФ. В отличие от выездной налоговой проверки, камеральная проверка нацелена на своевременное выявление ошибок в налоговой отчетности и оперативное реагирование налоговых органов  на обнаруженные нарушения.

ФНС

Первая инстанция: Решение арбитражного суда г. Москвы от 04.02.2020г. по делу № А40-207025/19-115-3761.

Заявитель: ООО «КОНСИСТ».

Период проверки: 2013-2015 гг.

Налог на имущество: недоимка – 306 172 721 руб., штраф – 53 535 309 руб., пени – 51 128 613 руб.

 

Налогоплательщик признал спорное имущество (здание торгово-выставочного комплекса «Авиапарк»), имеющим высокий класс энергетической эффективности, и применил льготу согласно п. 21 ст. 381 НК РФ.

Как указывает ФНС и суд,для применения указанной льготы, наряду с предусмотренным законодательством требованием об определении класса энергетической эффективности объекта, объект должен иметь подтверждение высокого класса энергетической эффективности на момент ввода его в эксплуатацию, т.е. подтвержден документом, полученным при вводе объекта в эксплуатацию. Энергетический паспорт на спорный объект № ЭП 17/10-16, где класс энергетической эффективности объекта указан как «В» (высокий), составлен по результатам обязательного энергетического обследования в октябре 2016 года. Указанный энергетический паспорт зарегистрирован в Минэнерго России. Вместе с тем, Минэнерго России в письме от 09.10.2017г. № 04-1414, доведенном до налоговых органов письмом ФНС России от 11.10.2017г. № БС-4-21/20423@, разъяснило, что «даже регистрация энергетического паспорта, составленного по результатам обязательного энергетического обследования, в Минэнерго России не может служить подтверждением достоверности сведений, содержащихся в энергетическом паспорте. При поступлении копия энергетического паспорта, составленного по результатам обязательного энергетического обследования, проверяется на соответствие требованиям к таким энергетическим паспортам, утвержденным Минэнерго России от  30.06.2014г. № 400, проверка достоверности сведений, содержащихся в энергетическом паспорте, не осуществляется, так как возможность определения классов энергетической эффективности в отношении зданий, строений и сооружений, не являющихся многоквартирными, действующим законодательством в области энергосбережения и повышения энергетической эффективности не предусмотрена. Принципы, порядок (правила) определения класса энергетической эффективности для таких зданий, а также полномочия по их установлению нормативными правовыми актами в области энергосбережения и повышения энергетической эффективности не определены». С учетом вышеизложенного, представленные налогоплательщиком паспорта энергоэффективности в отношении здания не дают оснований для использования налоговой льготы, предусмотренной п. 21 ст. 381 НК РФ. Определение классов энергетической эффективности в отношении нежилых зданий не предусмотрено ни действующим законодательством, ни техническими регламентами, которые изложены в актуальных сводах правил и на этом основании подлежат применению, а значит, и налоговое освобождение, закрепленное оспариваемым законоположением, нельзя считать установленным в отношении нежилых зданий (п. 4 Определения Конституционного суда РФ от 02.07.2019г. № 18320). Принятие решений по камеральным проверкам не исключает возможности скорректировать впоследствии по итогам выездных проверок суммы налога, в отношении которых приняты такие решения.

 

ФНС

3 категория: Неправомерная уплата налога в отношении объектов недвижимого имущества, находящихся вне местонахождения организации или ее обособленного подразделения (ст. 385 НК РФ) / Налог на имущество организаций /

Апелляционная инстанция: Постановление девятого арбитражного апелляционного суда Северо-Западного округа от 13.02.2020г. по делу № А40-200690/17 Заявитель: ПАО «Квадра-генерирующая компания»

Период проверки: 2012-2014гг.

Налог на прибыль: недоимка – 132 741 221 руб., штраф и пени отдельно не выделены, общая сумму показана в категории 2

Налогоплательщик не уплатил налог на имущество в бюджет Белгородской области за объекты движимого имущества, территориально расположенные в обособленных подразделениях Курская ТЭЦ-1 и Курская ТЭЦ-Центр, но находящиеся на балансе Белгородского филиала «Южная генерация».

По мнению ФНС организация в нарушении ст. 376, 382, 384 НК РФ не уплатила налог на имущество организаций в бюджет Белгородской области за спорные объекты движимого имущества.

По мнению суда, Инспекция, указывая на обязанность по уплате налога в бюджет Белгородской области, ссылается на общие положения ст. 384 НК РФ об уплате налога по месту учета имущества на балансе организации и месту учета имущества на балансе каждого филиала, имеющего самостоятельный баланс. Организация, в свою очередь, указывает на специальную норму ст. 385 НК РФ, предусматривающую уплату налога в отношении имущества, находящегося вне места учета, в бюджет по месту его фактического нахождения.

Положениями ст. 382, 384, 385 НК РФ предусмотрены особенности уплаты налога в отношении имущества, учитываемого на балансе обособленного подразделения и имеющего фактическое местонахождения в данном обособленном подразделении (на территории соответствующего субъекта Российской Федерации, в котором находится обособленное подразделение) и имущества, учитываемого на балансе обособленного подразделения, но фактически находящегося на территории иного субъекта РФ, чем в котором расположено обособленном подразделение. В данном случае спорное имущество фактически находится и в проверяемый период находилось на территории Курской области и относится к обособленным подразделениям, без самостоятельного баланса, но учитывается с 01.01.2013 на балансе филиала общества в Белгородской области, в связи с чем, в силу специальных положений статьи 385 НК РФ данное имущество подлежит налогообложению в Курской области, вследствие чего, организация правомерно произвел уплаты налога.  Довод инспекции о неприменении положений ст. 385 НК РФ к движимому имуществу судом не принимается, поскольку из анализа положений ст. 382, 384, 385 НК РФ следует, что особенности налогообложения имущества, находящегося на территории одного субъекта РФ, но учтенного на балансе обособленного подразделения, расположенного на территории другого субъекта РФ, относятся ко всем видам имущества как движимого, так и недвижимого.

Налогоплательщик

 

Теги: движимое имуществонедвижимое имуществообъект капитального строительстваразрешительная документация

Связанные материалы:

  1. Вопрос о порядке разграничения между движимым и недвижимым имуществом остается открытым – дело №А05-879/2018 ЗАО «Лесозавод 25» направлено Верховным судом РФ на новое рассмотрение;
  2. Суд и ФНС утверждают, что платить налог на имущество с оборудования, которое обеспечивает работоспособность недвижимости, необходимо;
  3. ФНС и суды считают, что движимое имущество, являющееся частью сложного объекта недвижимости, должно облагаться налогом на имущество (судебная практика за период 01.12.2019г.-16.01.2020г.);
  4. ФНС считает, что Классификацию Постановления Правительства РФ № 1 нельзя применять в бухгалтерском учете (судебная практика за период 17.01.2020г.-31.01.2020г.);